Цыганская душа – что табор

Белобрысый синеглазый пацаненок что-то бойко пролепетал по-цыгански. О чем он? Полина рассмеялась и вытащила из поясной сумки десятку: «Мороженого хочет. Я детям никогда не отказываю».…Что для большинства из нас цыгане? Яркие юбки, звенящие мониста, курлыкающая речь, шумный табор. Ну и карты, естественно. Какая же цыганка – не гадалка? Дома они другие. Хоть и шумные, но заботливые, хоть и многослойно одетые, но чистюли. А еще душа у них безразмерная – в ней столько любви, что не только на своих, но и на чужих детей хватает.

13 сент. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1232 от 13 сент. 2002

Белобрысый синеглазый пацаненок что-то бойко пролепетал по-цыгански. О чем он? Полина рассмеялась и вытащила из поясной сумки десятку: «Мороженого хочет. Я детям никогда не отказываю».…Что для большинства из нас цыгане? Яркие юбки, звенящие мониста, курлыкающая речь, шумный табор. Ну и карты, естественно. Какая же цыганка – не гадалка? Дома они другие. Хоть и шумные, но заботливые, хоть и многослойно одетые, но чистюли. А еще душа у них безразмерная – в ней столько любви, что не только на своих, но и на чужих детей хватает.

В Уссурийске цыганских семей много. Есть зажиточные – в кирпичных домах с мансардами, есть бедные – на съемных квартирах. Но в любой семье, независимо от достатка, дети – это святое, это то, вокруг чего вся жизнь вертится. В одной из хорошо обеспеченных семей нас встретили как самых желанных гостей. Без предупреждения явились? Какая разница. О жизни хотим поговорить? Да с превеликим удовольствием. Об одном только попросили – имен не называйте и не фотографируйте. Потому что обожаемый всеми мальчишка, которого несколько минут назад отправили в школу, не догадывается, что он неродной.

Судьба у малыша несладко складывалась. Мать-одиночка до могилы допилась. Бродил по улицам голодный и холодный, в кирзовых сапогах на босу ногу трехлетний ребенок, на которого без слез смотреть было невозможно. Ни у кого из русских родственников матери сердце не дрогнуло, а шумная пестрая семейка соседей пригрела мальчугана, накормила и решила опекунство оформить. Почему? «Говорят, его отец цыганом был».

Живет сейчас мальчишка, окруженный любовью и заботой. В его комнате столько огромных мягких игрушек, что напоминает она магазин «Счастливое детство». «Не избалуете?» - интересуюсь у хозяев. «Детей баловать не вредно, - отвечают. – Но меру надо знать и при необходимости в ежовые рукавицы брать». До чего же сильны в нас стереотипы! Порядок, чистота, строгая дисциплина. Разве это о цыганах? О них, оказывается. Вот 25-летний сын хозяев, к примеру, говорит: «Я до сих пор еще ни разу пива не попробовал, не то что вино. Без разрешения отца из дома не выйду». А ведь у самого уже двое детей.

Работы это семейство не чурается. Поэтому и дом – полная чаша. Опасаются одного – дурного влияния улицы. Но при этом друзья детей могут приходить в дом в любое время. Не важно, какой они национальности. Главное – все под контролем. Повезло мальчишке, который скоро из опекаемого превратится в усыновленного? Безусловно. Так и представители органов опеки считают, которые держат подобные семьи под неусыпным контролем. Ну просто не может в такой обстановке плохой человек вырасти.

Но разве не повезло и тому мальчишке, с которого мой рассказ начался? Хоть и живет он в совершенно иных условиях. Полина тоже скрывает от сына, что он неродной. Правда, специалисты, с которыми мы посетили ту и другую семью, считают, что делают родители это зря. В маленьком городке земля слухами полнится – дети все равно правду узнают. А уж «бледнолицый» и сам непременно поинтересуется, почему он так сильно от всего семейства отличается?

Пока же, рассчитывая на малолетство сына, Полина разрешила сфотографировать семью. Хотя и очень не хочет, чтобы малыш усомнился в их кровном родстве. Правда, не так просто оказалось собрать для съемки гомонящую, пульсирующую как ртуть цыганскую вольницу.

У этой женщины несколько лет назад умер 20-летний сын. Дочка трехлетняя от него осталась. У такого молодого? «У нас рано семьи создают, - отвечает собеседница. - Моей дочери 28, а она уже 15 лет замужем, четверо детей. Младшей – 18, уже четыре года как замуж вышла». Приехали они с Украины, в Уссурийске в небольшом домике сейчас 14 душ обитают. Тесно? Еще как! Тем не менее нашлось место для русского малыша, который называет себя Ромэс, бойко болтает по-цыгански, а поет и танцует, говорят, как настоящий ромалэ.

Взять мальчика решила Полина после смерти сына и мужа. И непременно голубоглазого хотела. Когда трехмесячного малыша в больнице увидела, за разрешением на крыльях полетела. Чем же он так по душе пришелся? «Мне черненького предлагали, - рассказывает. – Но он был в роскоши: чистенький, аккуратненький. А этот весь в коросте, неухоженный такой, жалкий…» Почти год она с малышом в больнице провела, выхаживала, лечила. Думала ли о том, как и на что кормить дальше будет? «Где 10 баранов траву щиплют, там и 11-й прокормится», - говорит убежденно.

Этой семье пока туго приходится. Чтобы внучку Наташу (дочку покойного сына) в школу собрать, потратила Полина три тысячи рублей. Достаток у нее небольшой. Откуда деньги? Она секунду смотрит на диктофон, потом немного с вызовом говорит: «Да, и на рынке гадаю, и от случайной работы не отказываюсь. Все ради детей».

В доме чистота, аккуратно заправлены постели, сверкает свежевымытый пол. Хозяйка всплескивает руками: «Уж извините, такой беспорядок». В этой семье все держится на матери. Именно она - глава дома, она – хранительница традиций, которые нам, славянам, могут показаться странными. Я не знаю, хорошо ли, что впитает цыганские обычаи русский мальчик. Возможно, он будет чураться черной работы, «недостойной мужчины», может быть, предпочтет гитару нудному труду. Но сейчас этому ребенку хорошо. Он откровенно купается в любви и обожании. И он так же искренне научился любить: свою маму, племянниц Мадонну и Наташу, и всех-всех, ярких, черноглазых, веселых, темпераментных людей, которые стали его семьей. Других родных у него нет.