Атомный смерч

Последствия бомбардировки японских городов - глазами очевидца 57 лет минуло с момента мировой трагедии – атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. В Приморье жил человек, который побывал в служебной командировке (СССР и США в тот момент являлись союзниками) в разрушенных японских городах буквально через несколько дней после воздушной атаки американцев. Это главный инженер комбината «Приморскуголь» Николай Александрович Будкин. В середине семидесятых годов он рассказал в краевом штабе гражданской обороны о том, что видел в городах Хиросиме и Нагасаки сразу после того, как на них обрушились «Малыш» и «Толстяк».

9 авг. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1213 от 9 авг. 2002

Последствия бомбардировки японских городов - глазами очевидца 57 лет минуло с момента мировой трагедии – атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. В Приморье жил человек, который побывал в служебной командировке (СССР и США в тот момент являлись союзниками) в разрушенных японских городах буквально через несколько дней после воздушной атаки американцев. Это главный инженер комбината «Приморскуголь» Николай Александрович Будкин. В середине семидесятых годов он рассказал в краевом штабе гражданской обороны о том, что видел в городах Хиросиме и Нагасаки сразу после того, как на них обрушились «Малыш» и «Толстяк».

Вот запись того рассказа:

«Картина была ужасная, страшная. Городов как таковых не было, все сожжено, обуглено и разрушено. Ни улиц, ни дорог, ни зданий. Повсюду трупы сгоревших заживо людей, обугленные обломки бетона, камня. По окраинам городов были видны поврежденные здания и сооружения, сделанные из бетона, камня, кирпича. Гарь, смрад, копоть и запах сгоревшего мяса преследовали везде. Дым пробивался из тлеющих завалов. Кое-где бродили тени людей со страшными ранами и ожогами. Стояла жуткая тишина. Изредка слышались стоны и плач людей. Никакой медицинской помощи никому не оказывалось. Никто ничего не знал тогда о радиации и радиоактивном заражении. В воздухе летали хлопья пепла и мелкая пыль. Никто не вел и спасательных работ. Беспомощность, бессилие, беззащитность, угнетающая обстановка от вида уничтоженных городов шокировали. В голову приходила только одна-единственная мысль: поскорее убраться с места трагедии и все забыть. Но увиденный кошмар забыть оказалось невозможно».

Хиросима и Нагасаки были городами средней величины с населением чуть больше 200 тысяч человек. В центральной части городов размещались легкие деревянные здания и сооружения. На окраинах - современные капитальные здания и сооружения из бетона и камня. Обычные бомбардировки городов совершали десятки американских «летающих крепостей». При их подлетах в городах объявлялась воздушная тревога, и люди укрывались где могли, вплоть до ям и канав. Поэтому утреннее появление одиночного самолета над Хиросимой 6 августа 1945 года никого не насторожило. Воздушная тревога при виде одного самолета никогда прежде не объявлялась. Над центром Хиросимы самолет сбросил на парашюте какой-то большой предмет. На высоте примерно 500 метров он взорвался. Чудовищный взрыв затмил летнее солнце, беспощадное пламя моментально испарило и воспламенило все, что могло и не могло гореть. Горели люди, здания; горела земля. Ударная волна мгновенно раздавила и уничтожила центр города и снесла постройки на удалении от центра. За 5-10 секунд города не стало. Погибло около 90 тысяч человек (среди сгоревших и раздавленных обломками), раненых с тяжкими ожогами насчитывалось около 40 тысяч человек, облученных радиацией - около 20 тысяч. Все эти цифры – ориентировочные. Никто и никогда не сможет установить их точность.

Узнав о страшной трагедии в Хиросиме, император Японии приказал объявлять воздушную тревогу при появлении даже одиночного самолета. Это сразу дало ощутимый эффект: через три дня, 9 августа 1945 года, атомная бомба, сброшенная на Нагасаки, также за 5-7 секунд уничтожила город, но число погибших и пострадавших в Нагасаки было в три раза меньше, чем в Хиросиме. Объявленная в Нагасаки воздушная тревога заставила жителей города поспешить в укрытия, а не глазеть на кружащий над городом самолет.