К нам едет президент…

Именно таким определением – пренеприятнейшее известие – сопроводил известный гоголевский градоначальник свое сообщение, произносимое им сразу же после открытия занавеса в комедии «Ревизор». «К нам едет ревизор…» - сказал он.

9 авг. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1213 от 9 авг. 2002

 Именно таким определением – пренеприятнейшее известие – сопроводил известный гоголевский градоначальник свое сообщение, произносимое им сразу же после открытия занавеса в комедии «Ревизор». «К нам едет ревизор…» - сказал он.

А во Владивосток едет президент. По крайней мере, собирается. Японские газеты называют даже точную дату запланированного визита президента Владимира Путина во Владивосток – 22 августа.

Сенатор от Приморского края в Совете федерации Валерий Манилов также фактически подтверждает, что подготовка к визиту Владимира Путина во Владивосток ведется. Хотя президент есть президент, и куда ему ехать, он все-таки решает сам. Однако большинство источников информации указывает на то, что такое решение уже принято.

Хорошо это или плохо для Владивостока?

По-своему хорошо. Хотя бы по одной простой причине – президент во Владивостоке за всю историю города бывал лишь однажды, и то президент был американский: Джералд Форд. Все остальные руководители государства российского, приезжавшие на берега бухты Золотой Рог, президентами в момент совершения визита никогда не именовались: был здесь председатель Совмина Хрущев, который назвал Владивосток «вторым Сан-Франциско» и отменил дальневосточные надбавки, были генеральные секретари ЦК КПСС Брежнев и Горбачев, которые использовали Владивосток как трибуну для оглашения принципов азиатской политики СССР. Борис Ельцин, завернувший на Корабельную набережную попить кваску, вообще был в опале и числился председателем президиума Верховного Совета РСФСР. Так что президента российского Владивосток никогда не принимал, не провожал и, что такое президентские визиты, знать не знает, слухом не ведает.

Но если все-таки не быть совсем уж буквалистами и не особенно углубляться в табели о рангах, то надо признать, что появление первых лиц государства во Владивостоке в ХХ веке практически всегда сопровождалось тем или иным поворотом или переломом в советско-российской и даже мировой истории: встреча Брежнева - Форда принесла разрядку в холодной войне, Горбачев озвучивал постулаты перестройки, Ельцин осматривал падавшую ему в руки власть и страну.

Поэтому если желание Владимира Путина заглянуть во Владивосток продиктовано некими глубинными процессами, которые требуют радикальных заявлений и смены вех, то это плохо: похоже, что все давно устали вечно жить в эпоху непрекращающихся перемен.

Звучавшие на этой неделе во Владивостоке голоса из Совета федерации - председателя Миронова и сенатора Манилова внешне успокаивают: не волнуйтесь, речь будет идти о новой переселенческой политике, экономических программах, а если коротко, то как Дальний Восток сохранить российским как можно дольше. Ну кто бы возражал? Правильные мысли…

И все-таки Владивосток по природе своей в целом, а в частностях по своей истории «президентских визитов» не может быть использован в большой политике только для озвучивания внутриэкономических вопросов. Само название города – Владей Востоком - подталкивает первых лиц российского государства программировать здесь нечто, адресованное большому азиатскому миру. Планируемый визит президента за две недели до открытия форума АТЭС – тоже вряд ли случайность. Ну не ехать же целому президенту с ревизией, как тут мы иностранцев собрались встречать…

Смысл, наверное, в другом: боль и тревога за то, как сохранить Дальний Восток российским как можно дольше, очевидны, и от деятеля, считающего себя государственным не по табели о рангах, а по убеждениям, требуют действий или хотя бы плана таковых, а не просто высокопарных слов. Но курильский вопрос, который, сколько ни откладывай, сам собой не разрешится – уж очень тогда был не прав Советский Союз, объявивший войну Японии после ее капитуляции, и этого наши соседи не забудут никогда… А корейское противостояние, грозящее обернуться феноменальным объединением… А ползучее китайское ограбление природных ресурсов Дальнего Востока… Это реальности, которым надо противостоять. Это вопросы, которые надо разрешать. Разрешать и противостоять политически.

И хорошо или плохо это будет для Владивостока, сегодня не скажет никто. Скажет только История, причем та, которая еще в будущем.

А для настоящего, конечно, совсем неплохо, что к нам едет президент. Вот в Санкт-Петербурге он часто бывает, гостей своих возит, показывает «окно в Европу», прорубленное Петром. Так что есть предложение для администрации президента – не забывать, что кроме окна в Европу есть еще и калитка на Восток, а за домом хозяину надо следить внимательно: не только окна мыть, но и заборы на заднем дворе осматривать, бурьян, может, какой вырос, или калитку перекосило…

Как правило, история повторяется. В конце 80-х уже было подобное открытие Владивостока, когда после горбачевских речей здесь о перестройке и ускорении проводилась международная конференция «АТР: мир, безопасность, сотрудничество». Фактически закрытый тогда город созвал гостей со всего мира, и они приехали – больше из любопытства, конечно. Те события 15-летней давности очень напоминают сегодняшний день. Президент приезжает, форум проводится… Но и в деталях есть схожие мотивы. На Доме политического просвещения, где проводился тогдашний «форум», в мраморе была выбита грандиозная по размеру надпись «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. В. И. Ленин». Ее завесили холстом с не менее грандиозной надписью «АТР: мир, безопасность, сотрудничество». Потом все разъехались, а холст так и не сняли. Он висел несколько лет, выцветая от солнца и дождей и разлохмачиваясь от ветров. Потом его каким-то тайфуном просто сдуло…

Очень бы не хотелось сейчас, чтобы после того, как все разъедутся, Владивосток снова перестал помнить о своих фасадах, ширмах и времянках, выщербляющейся брусчатке и проваливающихся дорогах. Пора бы уже уяснить, что Владивосток создан не только для гостей и большой политики, а в первую очередь для тех, кто здесь живет, и для их маленьких хлопот и радостей. Не на время визитов высоких гостей, а каждый день.