Метаморфозы ее жизни

Комсомолка-активистка, живущая в частном доме на окраине Владивостока. Послушная жена мусульманина в темном платочке. Женщина “для дома, для семьи”, боящаяся сесть за руль машины и с удовольствием копающаяся на даче. Элегантная, стройная бизнесвумен. Все это - один и тот же человек. Между прочим, Татьяна Костырка, ныне главный продюсер телекомпании «СТС-Восход», уверяет, что очень не любит перемен.

2 авг. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1209 от 2 авг. 2002

 Комсомолка-активистка, живущая в частном доме на окраине Владивостока. Послушная жена мусульманина в темном платочке. Женщина “для дома, для семьи”, боящаяся сесть за руль машины и с удовольствием копающаяся на даче. Элегантная, стройная бизнесвумен. Все это - один и тот же человек. Между прочим, Татьяна Костырка, ныне главный продюсер телекомпании «СТС-Восход», уверяет, что очень не любит перемен.

- Давайте я скажу сразу: мне чуть-чуть за 50, я уже 12 лет в разводе, у меня было два брака, два совершенно потрясающих мужа, которых я очень любила и которым благодарна за многое – за сыновей, например, и за то, что развод каждый раз делал меня сильнее. У меня два сына, старшему 28, он китаевед, переводчик, младшему 18, он учится в ДВГУ – будущий японист. Внуков нет, хотя уже хочется. Мама моя недавно умерла, а папа, слава богу, жив, ему уже 83 года.

- Я была девочкой от земли, очень простой, но росшей в доброте, в любви, а потому общительной и активной (секретарь комсомольской организации в школе), уверенной в себе, - улыбается Татьяна. – Жили просто, даже бедно, в частном доме, который построил папа. Были сад, куры, утки, поросята, 150 прожорливых кроликов. Мечтала стать актрисой, хотя училась в физико-математическом классе в школе № 23. Девочка я была такая… плотненькая и считала, что профессия актрисы поможет мне держать себя в форме, похудеть…

В то же время она занималась в юношеском литобъединении, писала прозу, печаталась в “Тихоокеанском комсомольце”. Но на журналистику поступать не рискнула, поступила на филологическое отделение – без проблем.

- Здесь я вдруг поняла, что, несмотря на хорошие оценки в школе, я ничего почти не знаю. Открывала для себя зарубежную литературу почти всю, часами сидела в библиотеке… С тех пор этот библиотечный запах, эта атмосфера познавания нового мне очень нравятся, и учусь я с удовольствием. Недавно вот освоила компьютер, хотя сыновья меня давно стыдили. Нужно познавать новое, чтобы быть интересным людям, и оценка моих детей для меня много значит. Я должна с ними говорить на одном языке, быть другом и советчиком, мамой, которой бы они гордились…

После университета судьба забросила ее сначала в Москву, потом - в Казахстан, в город Актюбинск – на родину мужа.

- Он сказал: “Жена должна быть с мужем” и показал на карте: два часа из Москвы (там он доучивался в аспирантуре) лететь до Актюбинска, восемь – до Владивостока. Я плакала, потому что юная была да еще беременная, страшно, к маме хотелось. В Казахстане попала в настоящую мусульманскую семью, истинный клан, где несколько семей жили под одной крышей. Приняли меня хорошо, по-доброму, хотя к восточной культуре привыкала я не сразу: учила язык, отвыкала от самостоятельности и привыкала к простой, но очень сытной казахской кухне (люблю ее до сих пор, мое фирменное блюдо – бешбармак). Когда сынок Расим (названный в честь деда, патриарха семьи, имя означает “портрет, подобие”) подрос – пошла работать на телевидение, где со временем доросла до старшего редактора. Тогда телевидение было совсем другим – очень строгое, очень правильное, но это была потрясающая школа самообладания, в которой приобретался бесценный опыт профессионализма. Эта школа помогает мне и сегодня, - без тени улыбки говорит Татьяна. - Так же, как и работа на Приморском телевидении, моей любимой компании. Почему решила сменить работу? Знаете, 50 лет (вот уж кто ни за что не выглядит на свой возраст! – Прим. авт.) – это, как ни крути, некий рубеж. Мысленно берешь лист бумаги и собираешь жизненные достижения. Да, есть популярность, узнаваемость, но хочется чего-то нового. Вот я и пошла – как в холодную воду с берега прыгнула. И страшно сегодня, и интересно, и честолюбие подстегивает.

Выросшая в добре и любви, она главным своим жизненным качеством считает оптимизм.

- Первые морщинки появляются на душе – эту фразу я где-то вычитала и рада тому, что у меня таких морщинок нет. Машину вожу 12 лет, сына старшего и младшего учила водить, а как сначала боялась, ревела в три ручья, когда садилась за руль! Тогда я была такая домовитая женщина, ездила на дачу, варила тоннами варенье. Сегодня к земле меня совсем не тянет, все-таки я очень сильно изменилась, во всяком случае внешне.

Она любит шить (“Как-то в Казахстане этим даже подрабатывала”). Любит украшать дом, делать ремонт, шить шторы. Любит принимать гостей и готовить, если находится время.

Каждый день Татьяна начинает с газеты. Из книг ценит классику, а вот среди современных авторов никого греющего душу пока не нашла, хотя того же Акунина прочитала. Ей ближе Чехов, Пушкин, Высоцкий… (“Когда два года назад я сильно болела, перенесла тяжелейшую операцию - находила в чтении отдушину, захлебывалась книгами. Очень переживаю, что сейчас времени на чтение мало”.)

Каждый день смотрит новости по ТВ и тяжело отвыкает от наркотика под названием “эфир”.

- Когда мне бывает очень плохо, я или ныряю в маленький мирок машины и еду на природу, лечусь одиночеством, либо иду к друзьям. Я благодарна судьбе за то, что у меня есть такие друзья, к которым я могу приехать без звонка, приехать ночью… Мне кажется, что дружба с мужчиной сложна тем, что почти всегда переходит во влюбленность, во флирт. Женщин-подруг у меня немного, но они задушевные. Знаете, я родилась 21 мая – на переходе Зодиака из Тельца в Близнецов и иногда остро ощущаю свою принадлежность к двум знакам. Я общительна, как Близнецы, и трудяга, как все Тельцы. Работа да семья меня на плаву и держат…