Спасибо за норму

В добрые старые времена в газетах публиковались заметки под рубрикой «Так поступил бы каждый». Но если каждый, то зачем об этом говорить и тем более писать в газету? Может быть, и тогда, в советские годы, строители коммунизма нормальное поведение считали в душе чем-то из ряда вон выходящим? Что уж о сегодняшней жизни говорить…

12 июль 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1198 от 12 июль 2002

В добрые старые времена в газетах публиковались заметки под рубрикой «Так поступил бы каждый». Но если каждый, то зачем об этом говорить и тем более писать в газету? Может быть, и тогда, в советские годы, строители коммунизма нормальное поведение считали в душе чем-то из ряда вон выходящим? Что уж о сегодняшней жизни говорить…

Пришла старушка. Напишите, говорит, как со мной вежливо в кафе обошлись. Чаем с пирожком напоили, улыбались ласково. Господи, о чем она? Ведь это норма человеческого поведения. С другой стороны, как вспомнишь ледяные глаза молодых кондукторов в коммерческих автобусах, так и поймешь, что для старушки даже профессиональная улыбка официантки – праздник. Ведь ее, может быть, только что вытолкнули из общественного транспорта, пренебрежительно фыркнули, посмотрев на удостоверение ветерана труда. Такое унижение испытывают представители старшего поколения практически каждый день.

Письмо пришло. Александра Степановна Протасова рассказывает о добрых людях, которые помогли ее внуку. У 11-летнего пацана в центре Владивостока какой-то подонок велосипед отобрал. Спасибо, нашлись добрые люди – догнали хулигана. Антошке двухколесного друга вернули, да еще и на вокзал проводили, где его отец ждал. Просит бабушка благодарность через газету неизвестным прохожим передать. Но ведь «так поступил бы каждый». Или уже далеко не каждый?

Замечали ли вы, какими мы стали равнодушными? И ведь немудрено, если по телевизору бесконечно крутят рекламу, в которой девчонка отправляет в туше своего друга, принесшего ей не тот кофе, а дети, уже отобрав мяч у сказочной карги, зачем-то лупят ее напоследок метлой.

Размылись нормы человеческих отношений, зло стало привычным, даже тиражируемым рекламой, хамство, ненормативная лексика уже не коробят. Нам бы хоть на мгновение остановиться, взглянуть на себя сторонним взглядом. Иначе скоро элементарное мирное сосуществование геройством будет казаться.