Солнце, воздух... и дерьмо

Прогнозы погоды в июльско-августовскую пору – самые рейтинговые программы телевидения у дальневосточников, вне зависимости от каналов. Предсказатели температур и направлений ветров с РТР, ОРТ, НТВ, а у особо продвинутых зрителей и со спутникового «Си-эн-эн» пользуются неизменной популярностью и на Сахалине, и в Хабаровске, и в Магадане. Рекламные вставки о «ждущих вас пляжах Кубани» пропускаются мимо ушей. Не по деньгам…

12 июль 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1198 от 12 июль 2002

Прогнозы погоды в июльско-августовскую пору – самые рейтинговые программы телевидения у дальневосточников, вне зависимости от каналов. Предсказатели температур и направлений ветров с РТР, ОРТ, НТВ, а у особо продвинутых зрителей и со спутникового «Си-эн-эн» пользуются неизменной популярностью и на Сахалине, и в Хабаровске, и в Магадане. Рекламные вставки о «ждущих вас пляжах Кубани» пропускаются мимо ушей. Не по деньгам…

Куда проще - в автомобиль, и в Хасанский район, или на бухту Лазурную (в простонародье – Шамору). Неважно откуда, с Чуркина или из Хабаровска. Главное, чтоб солнце, море и вода. Циклоны-тайфуны проходят, а пару солнечных дней на песчаных берегах за 10-12 суток всегда удастся зацепить.

Раскинул палатку, растянул навесик, устроил пару-другую канистр в багажник машины на случай совсем уж экстремальных ситуаций – вот тебе и отдых, дешево, очень самостоятельно и со вкусом, куда там Крыму и Кубани по сравнению с затратами.

На хасанских пляжах, в районе Андреевки, или на местах платно-дикого отдыха на Шаморе – сегодня тысячи, десятки тысяч людей. География присутствующих – от Анадыря до Тынды. Идеология палаточных жителей – нервное ожидание тайфунов и непроизносимое вслух: «после нас и них (тайфунов) – хоть потоп».

Дикарство как принцип. Некоторые потом возвращаются и недовольно топчутся по полянкам, бывшим столь милыми прошлым летом: «Да кто ж тут так все загадил?!» Приходится искать новые… А их уже и нет.

Мысль огорчительная, но исторически неоднократно доказанная: принципиальное дикарство неосуществимо в условиях сжимающегося жизненного пространства. 140 лет бухты и заливы города Владивостока и его близлежащих пляжей – это сточные канавы продуктов жизнедеятельности «принципиальных дикарей». И если в советские времена богатые надбавками камчадалы и магаданцы отправлялись на лето «на юга», то теперь любители солнца «с северов» едут поближе, к единомышленникам – к нам. Под Находку, к Посьету, на Шамору…

А город «дикарей», имперским духом названный «Владей Востоком», как жил со дня основания без очистных сооружений, как сливал свое дерьмо в бухту, где когда-то Антон Чехов видел кита, и в заливы, где когда-то креветок ловили в воде по колено от берега, так и стоит эдаким большим канализационным стоком… Только ставшим гораздо больше, чем при Чехове. Стоками и свинством, а не чеховским гимном человеческому духу будущего. Будущее, если отсчитывать от Антона Павловича, вот оно… 

Понятное дело, теперь ни китов, ни креветок.

Опять обидная мысль, но биологически естественная: киты и креветки в свинарниках не живут.

Свин нынче пошел техновооруженный, на редком катере, идущем в сторону Рикорда или Рейнеке, не найдется баллона, набитого сжатым воздухом и подогретого 200 граммами решительного ныряльщика: дикари хотят деликатесов – гребешка, трепанга. А деликатесы, в соответствии с законами всех кухонь народов мира, никак не готовятся в одной посуде, где варят отруби для скота.

Уж нет трепангов, гребешок все глубже. И раздражен решительный ныряльщик: «Затраты сделаны, был куплен акваланг, а вкусного не удалось отведать».

Но если ему, протрезвевшему, заняться не только лишь поиском экзотичного закусона с использованием всех этих прибамбасов, компенсаторов и сжатого воздуха, а проплыть у дна, от которого он так многого ждал, и посмотреть внимательно в серый мир глубин залива Петра Великого, то что он увидит? Ил, застывших медуз да крапчатых мелких звезд. Это из биологического ряда. А еще – бутылки, стеклянные и пластмассовые, круглые и квадратные, банки из-под пива и джин-тоника, затопленные полиэтиленовые пакеты, трясущиеся своими обрывками над илом и песком, упавшие невесть откуда автомобильные покрышки, хоть нет ГАИ и дорог на водных пространствах. Плюс изъеденный коррозией металл самых разнообразных форм и самого неизвестного предназначения, строительные конструкции (уж их-то кто завез в бухты с 15-метровыми глубинами?).

На берегу – то же самое. Грандиозная свалка… Пляжи пожираются своей популярностью, чем чаще они посещаемы и чем легче доступны в транспортном смысле, тем быстрее они превращаются в полосы препятствий и памятники «дикости как принципа».

Профессор Николай Шапкин, заведующий кафедрой Института химии ДВГУ, говорит, что хаос нынешнего дикого туризма – лишь малая часть установившейся в Приморье более чем 100-летней традиции не убирать за собой. «Почему-то считается, что необходимо выпросить сотни миллионов долларов из какого-нибудь международного банка реконструкции и развития, чтобы построить глобальные очистные сооружения, хотя за эти десятилетия можно было найти способ – и административный, и пропагандистский - заставить любого человека, производственника или туриста, просто-напросто убирать за собой», - считает Шапкин.

Перефразируя печально известную фразу профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца», скажу: «Помойка не на дне и не на берегах – помойка в головах».

Теплое море, желание людей из других мест и городов приехать сюда – это тема для мыслей администраторов и бизнес-организаторов: устроить все так, чтобы и море, и пляжи оставались привлекательными и манящими. Но все заканчивается примитивным, меньшим даже, чем у моллюска, желанием – сейчас и здесь хочу, чтоб хорошо. Моллюск не желает размножаться в сточных канавах, «дикарь из принципа» отбрасывает бутылки от своего летнего стойбища на десять метров в кусты и возмущается через год: «Почему тут так плохо?»

Совсем нехорошая мысль: столь зачастившие к нам тайфуны - не попытка ли природы смыть к чертям собачьим все творимое нами безобразие?

Один из недавних законопроектов, поданных на обсуждение законодательного собрания Приморского края, но все еще не рассмотренных, называется очень актуально – «О чистоте». Там нет статьи, регламентирующей ответственность человека, выбрасывающего бутылку из-под выпитой им водки в море. Думаю, не случайно. Механизма законопослушания для свиней не придумать. Может быть, пока депутаты на отдыхе, добавить пару слов в название законопроекта – пусть называется «О чистоте в мозгах».

Жаль только, что пока телеканалы передают столь популярные сводки погоды, пройдут тайфуны и вновь все смоют водой забвения…