Соло художника Кунгурова

Каждому из нас однажды подается весть, но не каждый ее слышит. Художник Геннадий Кунгуров услышал. В крохотном алтайском селе со звучным именем Большой Кокуй, где он рос, понятия не имели о «художке». Учительница вела урок одновременно для четырех классов. Но были в отцовском доме цветные карандаши, белые листы бумаги и красочные репродукции из «Огонька», над которыми паренек мог просиживать часами. А еще тайга – сокровищница живой красоты, куда можно было уйти побродяжничать с ружьишком и где так хорошо думалось, мечталось, чувствовалось.

12 июль 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1198 от 12 июль 2002

 Каждому из нас однажды подается весть, но не каждый ее слышит. Художник Геннадий Кунгуров услышал. В крохотном алтайском селе со звучным именем Большой Кокуй, где он рос, понятия не имели о «художке». Учительница вела урок одновременно для четырех классов. Но были в отцовском доме цветные карандаши, белые листы бумаги и красочные репродукции из «Огонька», над которыми паренек мог просиживать часами. А еще тайга – сокровищница живой красоты, куда можно было уйти побродяжничать с ружьишком и где так хорошо думалось, мечталось, чувствовалось.

Но прошло еще немало лет, прежде чем наступил день и час, который изменил всю его жизнь. Это случилось после знакомства с артемовским художником Владимиром Олейниковым. Выйдя из его мастерской, Геннадий Кунгуров без сожаления оставил в прошлом привычный уклад, работу (он был высококлассным электросварщиком, шофером, чертежником). Начался период взрослого ученичества: Хабаровский педагогический институт, Московский полиграфический. В 1990 году за серию гравюр (ксилография) на тему японской классической поэзии Геннадия Кунгурова приняли в Союз художников России.

Мастер был участником более двадцати выставок: городских, краевых, зональных, международных. Самые значимые из них – персональные выставки живописи и графики во Владивостоке и Артеме, персональная выставка гравюры в Японии (г. Ниигата, Токио), международная выставка-ярмарка в Австралии, 27-й международный конгресс экслибриса (г. Санкт-Петербург), всероссийская выставка «Единение», посвященная 2000-летию христианства (г. Москва). Сейчас Геннадий Кунгуров делится своим опытом и мастерством с молодежью, он доцент кафедры полиграфического дизайна Института массовых коммуникаций ДВГУ.

- Мне нравится писать пейзажи, заниматься гравюрой, но самым интересным остается портрет, может быть, потому, что это очень сложный жанр, та высота, которую каждый раз берешь заново, - говорит художник.

- Особенно удается мастеру женский портрет. Выполненный в серебристо-жемчужной, охристой гамме, он всякий раз поражает какой-то особой грустной нежностью. В нем есть недосказанность, тайна... и поклонение.

 - В мастерской художника, в квартале бывшей Миллионки, можно увидеть несколько портретов жены – Светланы. Она его муза, его крылья, его коллега. В издательстве, названном ее именем, они совместно выпустили в жизнь немало прекрасных произведений, альбомов, отмеченных на престижных книжных ярмарках. Среди них: «Скрепы памяти», «Хабаровский край. Страницы истории», «Владивосток. Авторский альбом Александра Попова» и многие другие. Сейчас уже готов в макете 500-страничный грандиозный альбом «Люди и годы Владивостока», куда вошло более тысячи снимков, последняя работа Бориса Дьяченко. Хочется верить, что найдутся спонсоры и этот фолиант увидит свет.

На днях Геннадий Кунгуров отмечает свой золотой юбилей. У него много планов. Самый ближайший из них – очередная персональная выставка, где мы сможем увидеть «нового» Кунгурова. «Художник должен делать выставку лишь тогда, когда он изменился, когда его голос обрел другую тональность, но при этом остался своим собственным. Важно еще сберечь душу!» - считает мастер.