Суд над ученым: а был ли шпионаж?

В Приморском краевом суде вчера началось слушание уголовного дела по обвинению заведующего лабораторией акустических шумов Тихоокеанского института (ТОИ) ДВО РАН Владимира Щурова и его коллеги Юрия Хворостова, которым следствие (а оно велось силами территориального управления ФСБ) вменяет сразу несколько статей Уголовного кодекса РФ -незаконный экспорт технологий, контрабанда и разглашение государственной тайны. Если ученых признают виновными, им грозит тюремное заключение на срок от 9 до 17 лет.

4 июль 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1193 от 4 июль 2002

В Приморском краевом суде вчера началось слушание уголовного дела по обвинению заведующего лабораторией акустических шумов Тихоокеанского института (ТОИ) ДВО РАН Владимира Щурова и его коллеги Юрия Хворостова, которым следствие (а оно велось силами территориального управления ФСБ) вменяет сразу несколько статей Уголовного кодекса РФ -незаконный экспорт технологий, контрабанда и разглашение государственной тайны. Если ученых признают виновными, им грозит тюремное заключение на срок от 9 до 17 лет.

Мы не будем пересказывать фабулу дела, о котором «В» писал многократно. Напомним, что в августе 1999 года Щуров был задержан на российско-китайской границе при попытке вывезти телеметрическое оборудование, оформленное, впрочем, в соответствии со всеми требованиями, которые предъявляются в таких случаях.

Расследование затянулось почти на три года, во время которых Владимир Щуров и Юрий Хворостов незаметно из свидетелей (а поначалу было именно так!) превратились в обвиняемых, а материалы дела заняли 19 томов!

Дата начала рассмотрения дела в судебном присутствии переносилась несколько раз, однако вчера старт процессу все-таки был дан. Сколько продлятся слушания, которые проходят в закрытом режиме – ФСБ не любит шума и рекламы, – сказать трудно.

Тем не менее в перерыве корреспонденту «В» удалось поговорить с Владимиром Щуровым. По его мнению, уголовным делом здесь и не пахнет:

- Это дело инспирированное, надуманное. Кому это выгодно? Просто кто-то (очевидно, тот, кто 3 года вел следствие и теперь надеется на новые звания и должности. – Ред.) боится за честь своего мундира и ради этого готов уничтожить фундаментальную науку в России. Вообще-то мы с коллегой сначала были свидетелями, но к следователю нас заставляли ходить как на работу – почти каждый день. Мы долго пытались объяснить следствию, что никакого преступления нет, что оборудование было оформлено в соответствующих инстанциях и вывозилось согласно договору о научном сотрудничестве. Я занимаюсь чистой наукой, а не производством оружия. Если следовать логике следствия, то можно вообще всех ученых обнести колючей проволокой.

Понятно, что в этой ситуации Щуров выглядит лицом заинтересованным. Однако наяву вполне очевидная тенденция – тенденция борьбы краевого УФСБ с местной академической наукой. «В» не раз писал об «этапах» этой борьбы: дело академика Акуличева, дело профессора Сойфера (как известно, оба эти дела, несмотря на все эфэсбэшные старания, лопнули как мыльные пузыри), теперь дело завлаба Владимира Щурова. Понятно и то, что после первых двух дел имидж незаметных ребят из учреждения, которое остряки называют «тише-тише», изрядно пострадал. И уж теперь они, в свою очередь, должны сделать все возможное, чтобы доказать, что не зря едят хлеб налогоплательщиков. На чьей стороне окажется правда (и насколько она будет правдой?), покажет суд.

…Свободно работать ученому, скованному подпиской о невыезде и запретом на получение почты, сложно. Но, несмотря ни на что, Владимир Александрович продолжает заниматься научными разработками, публикует свои работы в различных отечественных и зарубежных научных изданиях и по мере сил старается не унывать, хотя и полагает, что его «дело» будет рассматриваться по крайней мере еще очень и очень долго.

Виновен или нет серьезный ученый в «продаже Родины» - решать суду; но, видимо, есть какая-то доля правды в словах Курта Воннегута, так часто цитируемого Щуровым: «…чем бы ни занимался ученый, он все равно изобретет оружие».