Они летят и подают нам голоса…

Сегодня исполнился ровно год со дня авиакатастрофы под Иркутском. Этот год пролетел незаметно и быстро. Гораздо дольше длились первые часы ожидания каких-либо сообщений с Байкала о той трагедии. Поначалу даже не верилось. Не может быть. Неужели Иркутск такой заколдованный город, что здесь регулярно, как по расписанию, бьются самолеты и гибнут люди. Потом мы отказывались верить, что упавший лайнер был наш, приморский, а большая часть пассажиров вместе со всем экипажем являлись жителями края. И лишь когда по Интернету прошла фотография останков разбившегося «Ту-154 М», надежды не осталось – на сохранившемся хвостовом оперении четко виднелся фирменный знак «Владивосток Авиа».

4 июль 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1193 от 4 июль 2002
Сегодня исполнился ровно год со дня авиакатастрофы под Иркутском 

Этот год пролетел незаметно и быстро. Гораздо дольше длились первые часы ожидания каких-либо сообщений с Байкала о той трагедии. Поначалу даже не верилось. Не может быть. Неужели Иркутск такой заколдованный город, что здесь регулярно, как по расписанию, бьются самолеты и гибнут люди. Потом мы отказывались верить, что упавший лайнер был наш, приморский, а большая часть пассажиров вместе со всем экипажем являлись жителями края. И лишь когда по Интернету прошла фотография останков разбившегося «Ту-154 М», надежды не осталось – на сохранившемся хвостовом оперении четко виднелся фирменный знак «Владивосток Авиа».

145 человек (среди них 133 россиянина и 12 граждан КНР), из которых девять - летчики и бортпроводники, живыми домой уже не вернулись.

За несколько мгновений

Самолет с собственным именем «Уссурийск» и бортовым номером RA-85845 (в эксплуатации с 30 августа 1986 года с налетом около 21 тысячи часов) был самым свежим в эскадрилье. Его выкупили в Китае с оплатой в рассрочку. «Ту-154 М» накануне прошел капитальный ремонт на Внуковском авиаремонтном заводе. Перегруза на лайнере не зафиксировано. Опытный экипаж, особенно командир, который был летчиком 1-го класса и налетал сотни часов в различных метеоусловиях. Кстати, погода в ту ночь в Прибайкалье была благоприятной. Навигационные системы, приборы и механизмы находились в исправном состоянии. То есть беды ничто не предвещало, обычный рейс по старому маршруту.

Примерно в 2 часа 10 минут по иркутскому времени в районе третьей точки разворота перед выходом на посадочную полосу экипаж не вышел на связь и пропал с экранов радаров. Это происходило возле деревни Бурдаковка под Иркутском. Как установила впоследствии госкомиссия во главе с тогдашним вице-премьером Ильей Клебановым, автопилот в этот момент был отключен, машиной управлял второй пилот под руководством командира – обычная практика по штатному расписанию. Лайнер шел на посадку.

Трагедия произошла «из-за непреднамеренного вывода самолета практически полным отклонением штурвала на большой угол атаки, что привело к сваливанию «Ту-154» и переходу его в штопор с последующим столкновением с землей», сделала вывод комиссия. Сваливание в штопор началось на высоте 800 метров над землей, шансов на спасение не оставалось…...

За несколько дней до трагедии

 Волею случая весной этого года автору этих строк довелось побывать в командировке в Екатеринбурге. В аэропорту Кольцово я разыскал людей, которые провожали рейс ДД 352 в полет. Как оказалось, в последний. Один из них - генеральный директор ООО «Аэросервис» Николай Жаров, эта компания отвечает за прием, размещение, питание и отдых приморских экипажей между полетами. Он и его коллеги сразу же отвергли даже теоретическую возможность употребления алкоголя летчиками перед вылетом или какую-то проблему.

Итак, самолет «Ту-154» прилетел 28 июня 2001 года в Кольцово из Владивостока. Его проверили, заправили, посадили пассажиров, и он улетел с другим экипажем. А экипаж Валентина Гончарука с личными вещами на автобусе прибыл в пригородную зону. Они разместились в пансионате, принадлежащем предприятию «Уралэлектромедь». Во втором корпусе всех разместили в двухместных номерах с душем и туалетом, телевизором и холодильником в каждом.

Программа пребывания была стандартной. Поднимались ребята в 8.30. Через полчаса все собирались в столовой на завтрак. Затем шли к пруду на территории пансионата, купались и загорали (дни на Урале были солнечными). После обеда стюардессы отдыхали в номерах, смотрели телевизор. Мужчины гуляли по парку, читали свежую прессу, ближе к вечеру играли в бильярд. Ужин в 19.00. Перед сном кто хотел, опять гулял, отбой в 22.00. 1 июля для них была организована автобусная экскурсия по Екатеринбургу. В числе прочего экипажу показали место гибели последней царствующей семьи и императора Николая II , где сейчас установлены два православных креста, часовня и возводится храм Спаса На Крови. На следующий день после полудня желающие попарились в сауне. За время отдыха никаких случаев нарушения режима со стороны летчиков и стюардесс замечено не было. Экипаж находился под постоянным контролем дежурных администраторов «Селены», у которых офис находился на одном этаже с комнатами, где проживал экипаж из Артема.

В день вылета наши земляки поднялись в 9 утра. После завтрака все собирались в рейс. В 2 часа дня был обед. И сразу же экипаж отправился в Кольцово. Там они приняли самолет, прибывший из Владивостока. Замечаний к машине со стороны техников не было. На взлет «Ту-154» вырулил по расписанию…...

И вечность

Сегодня в полдень на Шевелевском кладбище Артема состоится церемония открытия часовни и памятника погибшим 4 июля 2001 года летчикам и бортпроводникам. Здесь увековечены имена командира воздушного судна Валентина Гончарука, второго пилота Сергея Диденко, штурмана Николая Сакрытина, бортинженера Юрия Степанова, стюардесс Ольги Белозеровой, Анны Бирюковой, Евгении Исаевой, Елены Куликовой и бортпроводника Виктора Морозова. Строительством занималась компания «Владивосток Авиа». Новый памятник поднялся по соседству с памятным знаком, поставленным на могиле экипажа разбившегося на Гаити вертолета «Ми-8», работавшего там по заказу ООН.

На печальную церемонию приглашены родственники погибших пассажиров, руководители Приморья, Артема, других городов края, ведомственных предприятий. Не приглашали только коллег разбившегося экипажа – эти люди придут сами.

Вечная память погибшим…