Ангелы-спасатели

У хирурга тонкий острый скальпель весит какие-то граммы, над столом горят мощные софиты, а пациент надежно укрыт в сладких волнах наркоза. У ребят из «Владспаса» инструмент весит под 20 килограммов, пострадавший орет от боли и кроет окружающих несусветными ругательствами, а работать приходится, как правило, ночью. Между тем их профессии во многом схожи: спасателям приходится вырезать людей из разбитых, покореженных автомобилей, и ошибиться нельзя ни на миллиметр.

26 июнь 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1188 от 26 июнь 2002

 У хирурга тонкий острый скальпель весит какие-то граммы, над столом горят мощные софиты, а пациент надежно укрыт в сладких волнах наркоза. У ребят из «Владспаса» инструмент весит под 20 килограммов, пострадавший орет от боли и кроет окружающих несусветными ругательствами, а работать приходится, как правило, ночью. Между тем их профессии во многом схожи: спасателям приходится вырезать людей из разбитых, покореженных автомобилей, и ошибиться нельзя ни на миллиметр.

Кладбище железных коней

Обширный двор основной базы поисково-спасательной службы «Владспас» при ГО и ЧС Приморского края весь заставлен побитыми машинами. Часть – вещественные доказательства, дожидающиеся, когда их осмотрит следователь, другие – «временно задержанный автотранспорт», побывавший в авариях. Есть и не подлежащие восстановлению, от которых просто отказались хозяева или их наследники.

Мечта любого парня - похожая на ласточку черная «Целика» уже никогда не будет «летать»: внутренности под неестественно задранным капотом безнадежно искорежены. На лобовом стекле две вмятины, от которых лучами во все стороны расходятся трещины.

- Это водитель и пассажир «приложились» при лобовом столкновении, - говорит руководитель «Владспаса» Александр Малахов. – Сам при этом случае не присутствовал, но гарантирую, что у обоих тяжелые черепно-мозговые травмы.

Определять последствия аварии по характеру повреждения машины Александр Анатольевич научился за 10 лет работы. Самые опасные, по его мнению, это все же боковые столкновения. При лобовом ударе, особенно у пристегнутого ремнем безопасности человека, есть шансы выжить и даже минимизировать травмы, а при таране в бок тонкая сталь защитить не сможет.

Гуляя по этому «кладбищу», ловишь себя на мысли – надо бы сюда на экскурсии водить проштрафившихся водителей. Пусть впечатляются, глядишь – один начнет ездить аккуратнее, а другой хорошо подумает, прежде чем сесть за руль пьяным.

- Ничего подобного, - говорит Владимир Петров, начальник Седанкинской подстанции «Владспаса», где тоже есть свое, пусть и не такое внушительное по размерам «кладбище». – Привозят к нам студентов из автошколы «Аник», аварий же меньше не становится.

Спасатели не хуже сотрудников ГИБДД анализируют причины ДТП. Самая распространенная – это когда у водителя в крови обнаружен алкоголь. Оказывается, женщины страдают этим больше, чем мужчины: им ничего не стоит пропустить бокал шампанского или легкого вина и сесть за руль.

Вторая причина – несоблюдение правил. Превышение скорости, двойной обгон, езда в стиле «слалом», когда водитель скачет с полосы на полосу, используя любой зазор…...

Как ни странно, на третьем месте стоят хорошие дороги.

- Ничего удивительного, - говорят спасатели. – В разбитой колее водитель едет осторожно, щадя амортизаторы, объезжая каждую ямку, а вот на свежем асфальте ему так и хочется «гонять». У многих в городе есть спортивные машины, а скоростных автобанов, где можно до упора выжимать педаль газа, нет. Как следствие – после ремонта улицы Светланской там резко увеличилось число аварий.

Количество ДТП зависит также от времени года, суток, погоды и дня недели. Летом бьются на мокром асфальте, зимой – на льду. Обилие дачников и отдыхающих в выходные приводит к большому числу аварий на выезде из Владивостока. Пик «пьяных» катастроф приходится на вечера пятницы, субботы и праздничных дней.

Машины режут «ножницами», а шнурки ножами

 У каждого спасателя есть при себе нож. Но не для колбасы, а для шнурков. Пропитанные кровью узлы можно только разрезать, а делать это приходится часто: зажатую ногу проще вытащить без ботинка.

При всем обилии спасательного оборудования, представленного в специализированных каталогах, ребята из «Владспаса» чаще всего пользуются ножницами и расширителями, которые приводятся в действие мощным компактным компрессором. С их помощью они срезают стойки покореженных авто, вскрывают заклинившие двери. За 10 минут таким образом можно превратить седан в кабриолет.

Расширитель развивает усилие в 11, а ножницы – до 36 тонн. Однако работать ими непросто. Во-первых, инструменты тяжелые. Во-вторых, иногда возникает эффект лопнувшей струны, и острая как бритва тяжелая «железка» может отлететь в сторону, покалечив и пострадавшего, и самих спасателей. Так что нужно проявлять не только сноровку, но и смекалку, стараясь рассчитать предполагаемую траекторию.

- Любая ситуация у нас нестандартная, - говорит Александр Малахов. – Писаных правил, как действовать в том или ином случае, просто нет. Приходится соображать, и как можно быстрее: при аварии счет идет на минуты.

Спасатели вспоминают, как им удавалось с помощью обычного эвакуатора поднять тяжелый кран «КАТО», используя его стрелу как дополнительный рычаг. Помогла опять же смекалка. Соображать пришлось, и когда легковушка упала с моста во Вторую речку. Тогда водитель получил одновременно перелом тазобедренного сустава и ключицы, что делало его нетранспортабельным. Ребята нашли выход – подняли парня краном вместе с его машиной. Правда, автору идеи, который наблюдал за «операцией» стоя аккурат под стрелой, досталось потом от Малахова за несоблюдение правил техники безопасности.

- В такой ситуации думаешь не о себе, а о пострадавших людях, - говорят ребята. – Окровавленные, беспомощные, кричащие или потерявшие сознание, они нуждаются в нашей помощи. Правда, жалость приходит потом, когда дело сделано.

Иногда приходится быть даже жестоким: не замечать стонов и даже «успокаивать» кого-то неслабым ударом. Однажды, например, в страшной аварии чудом уцелела 10-летняя девочка. Увидев погибшую мать, братишку и искалеченного отца, она впала в истерику. Один из спасателей дал ей оплеуху, иначе бы у ребенка необратимо сдвинулась психика.

Увы, не все люди с должным почтением относятся к работе спасателей. Пару лет назад ребята оказывали помощь зажатому в машине водителю. Тем временем кто-то спер из их машины кое-что из оборудования. До того как воров поймала милиция, они успели вскрыть с помощью спасательской техники два десятка гаражей. Теперь ребята вынуждены проявлять бдительность.

Командир и его команда

Работники ГИБДД отмечают, что с появлением оснащенной спасательной службы число смертей при ДТП ощутимо сократилось. Рассказывает старший дежурный ГИБДД Владивостока капитан милиции Александр Круглов:

- Раньше было трудно. Приходилось разжимать покореженные машины домкратами, а то и голыми руками. Но на это уходило много времени. Все, что мог сделать врач «скорой помощи», - это через разбитое стекло вколоть пострадавшему обезболивающее. Потом приходилось ждать.

Круглосуточные дежурства и три подстанции на территории краевого центра позволяют «Владспасу» быть мобильным. МЧСовские мигалки дают им преимущества в любой пробке. Навыки, полученные во время работы и учебы, помогают спасать людей.

А начиналось все с бизнеса

В начале 90-х специалист по радиоэлектронному вооружению (обнаружение и уничтожение вражеских целей) Александр Малахов уволился с ТОФ. С переменным успехом занимался бизнесом. Родной брат в то время работал в дежурной части ГАИ, так что обо всех ДТП Александр был осведомлен. В те годы как раз начался автомобильный бум, аварий стало много, возникла проблема эвакуации пострадавшего автотранспорта. Так и появилась мысль организовать коммерческое предприятие – ООО по ликвидации последствий ДТП. В 1994 году Малахов на свои средства едет в Москву, на соревнования столичных спасательных отрядов. Вернувшись домой, он с коллегами начинает вызволять людей из смертельных объятий разбитых авто.

Потом на ООО Малахова обращает внимание управление ГО и ЧС Приморского края, беря готовую структуру под свое крыло. Спасатели проходят обучение, получают лицензии, аккредитации и начинают работать уже как государственная служба.

Однако «многоукладность экономики» в службе остается и по сей день.

Спасатели зовут Александра Малахова не иначе как «командир». Он установил в отряде железную дисциплину. По-другому в таких службах и нельзя: готовность должна быть армейская, времени на сборы – «45 секунд». Зато и приезжают спасатели на место происшествия раньше «скорой».