Блеск и нищета «придворной» социологии

Два параллельных опроса общественного мнения о «смычке» Владивостока и Артема дали диаметрально противоположные результаты.

26 июнь 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1188 от 26 июнь 2002

 Два параллельных опроса общественного мнения о «смычке» Владивостока и Артема дали диаметрально противоположные результаты.

Начавшись в качестве дорогостоящей пиаровской акции краевой администрации по привлечению избирателей к голосованию 9 июня, социологическое исследование об отношении горожан к слиянию двух муниципальных образований в один «мегаполис» привело к абсурдным, если не вполне комическим результатам. С 16 по 19 июня опрос 2914 горожан по распоряжению губернатора проводил комитет по изучению общественного мнения краевой администрации (председатель комитета Валентин Шувалов), и одновременно, с 14 по 19 июня, кафедра муниципального и государственного управления ВГУЭС изучала мнение 4350 жителей Владивостока (зав. кафедрой – Дмитрий Саначев). Оба исследования осуществлялись согласно выборке и квоте методом поквартирного опроса, по разработанным в соответствии с требованиями науки маршрутам и пропорционально общему числу жителей в районах города. Но если «административный» опрос показал, что почти половина горожан выступает за слияние с Артемом, то, по данным «университетского», 92 процента опрошенных высказались категорически против объединения Владивостока с каким-либо иным муниципальным образованием.

Принципиально оставив в стороне вопрос ангажированности социологов, отметим, что данные, полученные Дмитрием Саначевым, имеют меньшую погрешность, нежели у Валентина Шувалова: ВГУЭС опросил ровно 1 процент обладающих избирательным правом горожан, что обеспечивает 5-процентную социологическую погрешность, в то же время меньший охват комитета по изучению общественного мнения гарантировал не менее чем 10-процентную допустимую ошибку. Но эта погрешность – сущая мелочь по сравнению с разницей результатов, полученных аналогичными методами. Они совпадают с точностью до наоборот, и такая явно не социологическая категория сводит всю работу интервьюеров к полному абсурду.

Надо заметить, что заведомая абсурдность исследования об отношении населения города к изменению его границ присутствовала изначально, что объясняется, вероятно, исключительно прикладным, агитационным характером инициативы имиджмейкеров краевой администрации. В реальности учет общественного мнения при объединении муниципальных образований оговорен в статье 7 принятого законодательным собранием Приморья 18 апреля с. г. соответствующего закона. Не уточняя метод исследования, краевой закон «О порядке образования, объединения, преобразования, упразднения муниципальных образований, установления и изменения их границ и наименований” ссылается на законы РФ, субъекта федерации и уставы муниципальных образований. В случае с Владивостоком городской Устав в статье 3 прямо указывает, что «изменение границ территории города может быть произведено с учетом мнения населения, выраженного непосредственно путем референдума, в соответствии с законами Приморского края» и, добавим от себя, в полном согласии с Конституцией РФ.

Таким образом, поднятый для получения абсурдных результатов агитационный шум явно не оправдал не только вбуханные в пиар-структуры миллионы, но и указанные в справке Валентина Шувалова 15 тысяч рублей на оплату труда интервьюеров. Кто ответит за бесполезные траты казенных денег? Пока похоже, что наказана будет только сама социология - в целом, безусловно, полезная наука. Ответит своим авторитетом и доверием к ее методам.

Абсурдность затеи губернаторского окружения подчеркивается забавной деталью: в распространенной в понедельник справке о результатах опроса комитета по изучению общественного мнения оказались перепутанными две ключевые строчки. В результате большинство горожан (47,4 проц.) вроде бы высказались против объединения. И лишь вечером поступило опровержение о «перепутанных строчках». Но ряд приморских СМИ уже успел отчитаться об отрицательных результатах опроса. Даже жаль, что первоначальный результат был опровергнут, поскольку он свидетельствовал, что социология в Приморье – это все-таки наука.