Горькая цена

22 июня ровно в 4 часа Киев бомбили, нам объявили, Что началася война… Когда я пишу эти строчки, до 4 часов утра 22 июня остается чуть больше суток. …Скорбная дата.

21 июнь 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1186 от 21 июнь 2002
22 июня ровно в 4 часа
Киев бомбили,
нам объявили,
Что началася война…

Когда я пишу эти строчки, до 4 часов утра 22 июня остается чуть больше суток.
…Скорбная дата.

Говорят, время лечит. Не знаю. Десятилетия проходят, но только сейчас, открывая архивы, мы начинаем осознавать истинные размеры наших потерь, величину той страшной цены, которой в 41-м да и в 42-м был оплачен май 45-го.

Сотни кинолент и тысячи книг, казалось бы, создали для нас развернутую панораму четырех лет войны. Но всегда ли их авторы могли называть вещи своими именами? С неохотой вспоминая о страшном лете 41-го, наши “баталисты” с еще меньшей охотой вспоминают о трагедии лета 42-го. Никто не любит говорить о своих поражениях. Но война не парад на плацу. И замалчивая свои поражения, мы как бы вычеркиваем из памяти те сотни тысяч (!) наших солдат, что полегли между Доном и Волгой жарким летом 42-го. Между тем непреложный факт состоит в том, что не июнь 41-го, а именно май-июнь 42-го – разгром советских армий под Харьковом – поставил страну на грань реальной катастрофы. И именно тогда появился печально знаменитый приказ № 227 “Ни шагу назад!”, а за спиной разбитых и отступающих войск встали заградотряды…

…Они пока еще остаются – белые пятна войны.

А потому объективизация истории – важнейшая задача не только собственно историков, но и всего общественного мнения. Забытые потери возвращаются беспамятством - более страшного наказания господь не придумал.

Да, нам нелегко далась Победа. Но даже находясь поначалу на грани поражения, мы выстояли. Хотя и заплатили безумную цену.

Мы все помним. И нам нечего стыдиться.