Терентьева подставили?

В четверг на заседании крайизбиркома были подведены итоги повторных выборов в законодательное собрание Приморского края.

18 июнь 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1183 от 18 июнь 2002

 В четверг на заседании крайизбиркома были подведены итоги повторных выборов в законодательное собрание Приморского края.

Как и ожидалось, первичные результаты выборов, представленные сразу после произведенного участковыми комиссиями подсчета голосов, были пересмотрены. Впрочем, только в одном – 16-м округе.

16-й округ «прославился» с самого начала выборной кампании. Члены здешней комиссии для начала чуть не сорвали работу ГАС «Выборы», не загрузив вовремя нужные данные, так что из Михайловки срочно пришлось вызывать программиста, который всю ночь вводил сведения в электронную систему. А уже непосредственно в день выборов в округе произошло наибольшее число скандалов: избирателей задерживали с «лишними» бюллетенями и листовками, агитировавшими за кандидатов, на одном из участков милиция пыталась изловить женщину, которая якобы платила по 200 рублей тем, кто проголосовал за кандидата Терентьева.

По некоторым из нарушений были составлены акты, а в ходе заседания по подведению итогов голосования по 16-му округу кандидаты просили принять к рассмотрению многочисленные жалобы. В результате окружная избирательная комиссия № 16 приняла решение отменить итоги голосования на 511-м избирательном участке, где якобы «имели место случаи голосования избирателей в результате получения ими вне помещения для голосования заполненных избирательных бюллетеней». В результате этой отмены изменилось соотношение голосов и произошла рокировка: вместо победившего было кандидата Терентьева в лидеры вышла кандидат Ашаева.

Члены крайизбиркома посчитали, что у них нет оснований не доверять коллегам из окружной комиссии и утвердили протокол ОИК № 16. Кандидат Терентьев воспользовался своим правом и обжаловал решение окружной избирательной комиссии в суде. Таким образом, как и прогнозировал «В», ставить точку в минувших выборах рано.

В своей жалобе в краевой суд Александр Терентьев приводит ряд доводов, дающих право усомниться в правильности решения, принятого окружной, а затем и краевой избирательными комиссиями. В частности, он пишет, что «в качестве доказательств существования нарушений граждане Грац и Гавриленко представили в ОИК № 16 семь актов о нарушении избирательного законодательства, составленных наблюдателями от различных кандидатов. Из содержания представленных актов следует, что эти избиратели (семь человек) имели на руках несколько бюллетеней». Но доказательств того, что изготовлены они были в штабе кандидата Терентьева, – никаких! А по мнению юристов, наличие у избирателя нескольких бюллетеней без установления их происхождения само по себе нарушением не является.

Кроме того, «действующее избирательное законодательство не содержит такой формы фиксации нарушения избирательных прав, как акты о нарушениях, представленные на рассмотрение комиссии наблюдателями. Такое право существует у самой участковой комиссии, а наблюдатель может лишь обращаться с предложениями и замечаниями к председателю комиссии». «Правонарушение может подтверждаться только соответствующим протоколом об административном правонарушении, а также вступившим в законную силу постановлением суда. Таких материалов по 511-му участку на момент принятия своего решения окружная избирательная комиссия № 16 не имела». Напротив, комиссия располагала судебным постановлением о нарушении избирательного законодательства по 524-му участку, но посчитала это недостаточным для отмены результатов голосования, а результаты эти красноречивы – здесь победу одержала Ашаева. Преимущество, таким образом, получили не предусмотренные законом «акты», а нелегитимное судебное решение.

В отточенные формулировки закона далеко не всегда вписываются эмоции, равно как и умозрительные выводы. Почему бы, к примеру, не предположить, что кандидата Терентьева просто-напросто подставили, организовав и зафиксировав «скупку голосов» на участке? По крайней мере, некоторые факты делают эту версию правдоподобной. К примеру, то, что наблюдатели от кандидата Ашаевой в день выборов пришли на участки со сверстанными на компьютере бланками актов о нарушении избирательного законодательства, ждущими одного – когда же в них будут вписаны данные нарушителей. Может, наблюдатели всего лишь хотели сэкономить свое время и избавиться от лишней писанины, а может, пришли заведомо составлять акты, а некоторые избиратели пришли на участок с целью нарушить закон и «засветиться» в этих актах.

«Это не первые мои выборы, - сказал на это Александр Терентьев, – но подобного видеть не доводилось: наблюдатель является с готовым бланком, а избиратель добровольно называет свои паспортные данные и расписывается в совершении правонарушения?»

В пользу нашей версии говорит и тот факт, что только три бюллетеня «за Терентьева» позволяют усомниться в их происхождении: у граждан, пытавшихся опустить их в урны, при себе было обнаружено еще по экземпляру бюллетеня. При этом на участке был жесткий контроль, который не выявил аналогичных фактов. Так стоило ли кандидату компрометировать себя ради трех лишних голосов? Даже будучи опущенными в урну, победы бы они ему не принесли, а вот повод к отмене результатов голосования, увы, дали.

Интересно, что при обилии зафиксированных нарушений («скупка» якобы велась и на 507-м, и на 524-м участках) результаты выборов были отменены только на 511-м. Именно здесь Александр Терентьев набрал максимальное число голосов. Произойди отмена на других участках, соотношение голосов не просто осталось бы в пользу Терентьева – он получил бы еще большее преимущество по сравнению с другими кандидатами.

Как бы то ни было, теперь все факты и доводы будет рассматривать суд. И до того, как он вынесет вердикт, они существуют лишь на правах одной из версий происходящего.

А практика российских выборов всех уровней показывает, что «метод провокации» - один из распространенных способов устранения конкурентов, начиная с момента предвыборной агитации и заканчивая подведением итогов голосования.

Удивляет поспешность, с которой крайизбирком утвердил решение окружной комиссии, заменив фактически победившего Терентьева на Ашаеву. Возможно, это связано с тем, что 26 июня пройдет первое заседание законодательного собрания нового созыва, на котором будут избираться руководящие органы: председатель ЗС, его заместители, председатели комитетов. Очевидно, кому-то очень не хочется, чтобы в этом участвовал Терентьев.