Что нам Гекуба?

Традиции Остапа Бендера по изъятию денежных знаков переместились и на театральные подмостки. Ярким примером этого стали гастроли по краю эротического театра “Мистерия N” под руководством Игоря Незовибатько.

15 апр. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №118 от 15 апр. 1997

Традиции Остапа Бендера по изъятию денежных знаков переместились и на театральные подмостки. Ярким примером этого стали гастроли по краю эротического театра “Мистерия N” под руководством Игоря Незовибатько.

В рекламных анонсах настойчиво предупреждали о воспрещении посещения “спектакля” несовершеннолетними и запрете на фотовидеосъемки. На это публика и “повелась”. Однако ничего интересного и нового не показали. Драма в стиле древнегреческих мистерий по поводу рождения Персефоной дочери и похищения последней навевала мысли о Гекубе, ставшей олицетворением беспредельной тоски и отчаяния. Не стало веселее, когда девушки разделись и затанцевали. Острый глаз эротоманов сразу отметил наработанные движения стриптизерок. Разве что прислонившиеся к стенам китайские рабочие благоговейно внимали легендам Древней Эллады. Создавалось впечатление, что гонимые нуждой гастролеры решили сделать “чес” по городам Дальнего Востока.

Под занавес сидевшие поблизости старлетки облегченно вздохнули и положительно выразились о потраченных деньгах и времени, лишь когда солисты балета наконец-то сняли набедренные повязки и удовлетворили интересы зрительниц. Кстати, билеты стоили от 100 тысяч и более.

Знакомая стриптизерка рассказывала, что искусство ее танцев нужно воспринимать так, чтобы мужчины после этого хотели бежать к своим женам. Действительно, бежать хотелось.