Лучегорск: напряженность нарастает

Конец марта - начало апреля стали для Лучегорска - поселка шахтеров и энергетиков без преувеличения взрывоопасными. Причина - многомесячные задержки заработной платы и выплаты детских пособий.

15 апр. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №118 от 15 апр. 1997

Конец марта - начало апреля стали для Лучегорска - поселка шахтеров и энергетиков без преувеличения взрывоопасными. Причина - многомесячные задержки заработной платы и выплаты детских пособий.

Еще 27 марта, в ходе всероссийской акции протеста, несколько сотен лучегорцев собрались на митинг. На центральной площади поселка под молчаливым прищуром железобетонного Ленина звучали гневные речи не только обездоленных пенсионеров и обнищавших “бюджетников” - врачей, учителей, работников культуры. Пришли сюда и рабочие строительных и автотранспортных предприятий, уже по году не получающие заработанные деньги. В унисон униженным и обиженным собственным руководством и властями всех рангов звучали с трибуны слова возмущения и самих представителей местных властей по поводу хронической и беспросветной ситуации неплатежей, возникшей в реформируемой стране.

Этот запланированный и санкционированный местными властями митинг, возможно, так и закончился бы чинным обоюдным согласием и благопристойным спусканием пара, если бы не один трагикомический эпизод, позволивший еще раз убедиться, что ситуация не столь проста, как, может быть, думают власть имущие. А случилось вот что: один, уже давно известный всем лучегорцам незадачливый оратор, непременно выступающий на любых общественных мероприятиях и также непременно провозглашающий здравицы в адрес стоящих у власти (десять лет тому назад - в адрес генерального секретаря и родного политбюро, сегодня - в адрес президента и его правительства), только начал говорить с пафосом о проводимых реформах и благах, которые они сулят простому люду, как был немедленно освистан собравшимися и буквально стащен с трибуны. А затем какая-то пожилая женщина еще и отхлестала его пустой хозяйственной сумкой. Через полчаса об этом самом ярком митинговом эпизоде знал и злословил весь Лучегорск...

А 4 апреля, для многих это, кстати, оказалось неожиданным, энергетики снова объявили о начале голодовки, прерванной осенью прошлого года, хотя им в этот день и начали частично выплачивать заработанное в декабре. Более тревожный и совсем не запланированный никем инцидент произошел в этот день и на угольном разрезе: здесь тоже начали выдавать часть зарплаты за декабрь, но кто-то пустил провокационный слух, что деньги будут выдаваться только 3 дня, а кто не успеет - тот опоздает. И в операционном зале местного отделения “Эвробанка”, где шахтеры обычно получают зарплату и кассиры которого за рабочий день способны обслужить не более 500 человек, сразу же возникла невообразимая давка - с битьем стекол и физиономий. Прибывшие на место случившихся беспорядков омоновцы так и не смогли воспользоваться привычными “орудиями труда” - резиновыми дубинками. Стражей порядка толпа дюжих и разгневанных шахтеров сначала крепко зажала в своих тисках, потом приподняла и вынесла на улицу, сопроводив эти действия благими напутствиями не вмешиваться, не то... Ребята в форме, с досады выругавшись, удалились от греха.

Нелегким этот день оказался и для руководителей предприятий ЛуТЭКа. У директора разреза Георгия Швеца, в этот день отмечавшего свое 60-летие, потасовка в банке вызвала сердечный приступ, а директор электростанции Вальтер Козлов, только что возвратившийся из очередной командировки в Москву и снова без денег, засел за стол совсем непростых переговоров с профсоюзными лидерами. Он объяснил, что федеральный бюджет с энергетиками и угольщиками рассчитался полностью и даже авансом на будущее, что деньги за сожженный зимой уголь и потребленную электроэнергию застревают где-то на региональном уровне - у перекупщиков электроэнергии, а местные власти почему-то не торопятся ликвидировать эту промежуточную инстанцию, фактически тормозящую действие безусловной рыночной формулы “товар - деньги - товар”. Главное острие совместной борьбы следовало бы нацелить именно на это направление.

Энергетики и сами понимают, что голодовка - это крайняя и очень тяжелая форма борьбы за свои права. Поэтому в целях сохранения здоровья людей профсоюз электростанции решил приостановить эту акцию протеста - на период выработки совместных действий с энергопрофсоюзом края. Заметьте: приостановить, а не прекратить, как днем раньше сообщал пресс-центр Приморской ГРЭС. Если совместные условия энергетиков края властями не будут выполнены, сказал председатель профкома электростанции Владимир Муржак, энергетики Лучегорска с 11 апреля снова возобновят голодовку, возможно - бессрочную, и участвовать в ней будут уже не 22 человека, как 4 апреля, а гораздо больше - счет желающих участвовать в этой акции идет уже на сотни.

Бурлит постоянно и разрез. И все же довольно осторожно и достаточно трезво здесь относятся к понятию “забастовка”. Во-первых, уже научены горьким опытом: месяц бастовали в 95-м году и практически ничего не добились, кроме как сами же лишили себя месячного заработка. Во-вторых, они и сейчас ежемесячно вынужденно не работают по 7-10 дней из-за отсутствия дизельного топлива для тепловозов, теряя треть возможного заработка как минимум. Единственный выход, как сказал недавно глава “Приморскугля” Анатолий Васянович, уйти летом сразу всем шахтерам в отпуск, и пусть власти сами ищут, где постоянно теряются шахтерские деньги.

Несколько иной и более цивилизованный, возможно, способ борьбы изобрели на других предприятиях Лучегорска. 20 апреля, например, исполняется уже ровно год, как на автопредприятии № 1950 последний раз получали заработную плату. Один из рабочих, терпение которого лопнуло, подал на руководство в суд и выиграл дело. Ему выплатили задержанную зарплату и еще 2 миллиона за моральный урон. И теперь уже около десятка рабочих этого предприятия следуют почину своего товарища. Аналогичные примеры есть и на других предприятиях, у тех же энергетиков, строителей, “бюджетников”. И люди добиваются возвращения долгов. Конечно, к счастью руководителей этих предприятий, явление пока не приобретает массовый характер: люди все еще опасаются попасть в “черные списки” и потом быть уволенными с работы под каким-либо благовидным предлогом. А остаться сегодня без работы - сами понимаете...

Не берусь делать обобщения. Видимо, где-то по стране дело обстоит иначе, как в благополучной и прикормленной властями Москве. А где-то - еще ужаснее: местами, как известно, люди вынуждены есть комбикорм, вот-вот дойдут, как в войну, до древесной коры. Об этом весь мир уже говорит. Только наше правительство ничего не слышит и не видит. Да и некогда им, видимо, заняты они другими проблемами: то одному, то другому высокопоставленному чиновнику приходится со слезой в голосе объяснять согражданам, что доходы его вполне законны и не превышают должностного оклада, который (пожалеть бы бедных!) равен заработку шахтера или энергетика за неполный месяц, что с организованной преступностью у нас борются самые не запятнанные коррупцией и связями с какими-либо мафиями высокие чины из грозного Совета безопасности, что коробки с сотнями тысяч долларов “гуляют” по Кремлю без какой-либо криминальной подоплеки и даже с какой-то выгодой для государства. Грустно на все это смотреть, господа. Особенно когда видишь здесь, внизу, как глухо закипает котел людского гнева от осознания полной безнадежности...