Гори, гори, моя звезда…

Этот романс оказался судьбоносным в жизни Юрия Зубкова, солиста Приморской филармонии, - с него началась любовь. Примечательно, что влюбился Зубков сразу в двух дам, и этот тройственный союз, в котором нет места ревности, длится уже 25 лет. Эта любовь дала плоды - счастливую семью… и 7 тысяч концертов. Как ему это удалось, Юрий рассказывает читателям «В». - Ваш баритон покоряет, вы вдохновенно поете романсы, а ведь это в первую очередь форма любовного признания. Вы все еще влюблены?

31 май 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1175 от 31 май 2002
Этот романс оказался судьбоносным в жизни Юрия Зубкова, солиста Приморской филармонии, - с него началась любовь. Примечательно, что влюбился Зубков сразу в двух дам, и этот тройственный союз, в котором нет места ревности, длится уже 25 лет. Эта любовь дала плоды - счастливую семью… и 7 тысяч концертов. Как ему это удалось, Юрий рассказывает читателям «В».

- Ваш баритон покоряет, вы вдохновенно поете романсы, а ведь это в первую очередь форма любовного признания. Вы все еще влюблены?

- Нельзя спеть хорошо, не пропустив через сердце. Любовь – это самое главное чувство, без него невозможно творчество. Я, конечно, влюблен. В свое искусство, в музыку. В женщину, которая рядом со мной: мы познакомились с женой сразу после того, как я пришел в филармонию. И с тех пор неразлучны – и с первой, и со второй. Галина и музыка – две мои путеводные звезды. Между прочим, Галя обратила на меня внимание, когда я начал петь «Гори, гори, моя звезда…», и с той поры это ее любимый романс.

- Поет вместе с вами?

- Слушает… Много лет мы выходили на сцену вместе. Галя была артисткой филармонии и была занята в оперетте. Наш номер – дуэт Сусика и Параськи из «Трембиты». Зал с восторгом принимал оперетту. Но сегодня Галя почти 10 лет на инвалидности – ревматоидный артрит. Актеры филармонии – единственной в крае – мотались на гастроли по всему Приморью, на плавбазы в море. Холодные залы, неудобный быт - вот и сказалось все на здоровье. Иногда я делал ей замечание: «В зале 4 градуса, а ты в открытом платье». Она отвечала: «Сцена требует жертв». Вот они и принесены. На самом деле профессия вокалиста не так уж легка.

- И все же вы ее выбрали без сомнений…

- Скорее она выбрала меня. В армии я служил в ансамбле песни и пляски Тихоокеанского флота. И хотя я служил уже после окончания музыкального училища, все же определилось все в армии. Там была особая атмосфера. К примеру, мы летели на фестиваль ансамблей флотов в Москву в самолете командующего ТОФ. Ансамбль пользовался большим авторитетом, которого и заслуживал. Кстати, эти времена добрым словом вспоминает и Ефим Звеняцкий. Мы служили вместе и вместе объездили с концертами всю страну.

- Юрий, извините за вопрос. Чем вы объясните то, что некоторые солисты поют всю жизнь, но так и остаются в тени?

- Разумеется, в первую очередь высокий профессионализм приносит успех и известность. Ну а во вторую – менеджмент. Без него сегодня – никуда. Это я понял в Японии, куда солисты филармонии ездили с гастролями. За три года мы дали более 300 концертов. Репертуар русский – «Вот мчится тройка почтовая», «Самара-городок» и другие песни. Их, между прочим, японцы очень любят и знают. И любовь эта зависит еще и от совершенно прозаической причины – технического оснащения залов. У японцев великолепное оборудование! Ну и, конечно, высокий уровень организации концертов. То есть искусство не только умело предлагают, но и еще красиво упаковывают. Вот вам и успех. Радует, что и мы, пусть медленно, идем тем же путем.

- Вас, Юрий, можно поздравить с сольным компакт-диском! А еще с тем, что 2002–й для вас - сплошные юбилеи. 25 лет творчества в филармонии, день рождения и серебряная свадьба. Что споете под звон бокалов?

- Конечно «Звезду…»