$1000000 за свободу

В ночь с 22 на 23 апреля между Тайванем и Китаем индонезийское судно “Мега Дуа” протаранило российский теплоход “Ржев”. В результате столкновения теплоход затонул. Всем 20 российским морякам удалось спастись, но до сих пор семеро из них лишены возможности вернуться на родину.

30 май 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1174 от 30 май 2002

 В ночь с 22 на 23 апреля между Тайванем и Китаем индонезийское судно “Мега Дуа” протаранило российский теплоход “Ржев”. В результате столкновения теплоход затонул. Всем 20 российским морякам удалось спастись, но до сих пор семеро из них лишены возможности вернуться на родину.

Столкновение произошло в китайских территориальных водах, поэтому вопрос о возвращении экипажа находится в юрисдикции Китая. Расследование происшествия закончилось еще в начале мая. Сейчас стороны готовятся к суду, но уже понятно, что основная вина за столкновение ложится на индонезийцев. Компания “Памела корпорейшн”, которой принадлежал теплоход “Ржев”, считает, что степень ответственности их теплохода не превышает 20 процентов. На сухогрузе вовремя заметили приближающееся судно, подали предупреждающий сигнал, но на “Мега Дуа” не отреагировали, и кораблекрушения избежать не удалось. Судно утонуло буквально через несколько минут после того, как его покинули моряки.

Однако экипаж виновника столкновения уже давно уехал из Китая, а наши, невиновные, все еще там. Первых трех российских моряков отпустили через несколько дней после столкновения, еще 10 прилетели во Владивосток на прошлой неделе. В Китае остались капитан судна, старший и третий помощники и все механики. У них отобрали документы, правда, живут моряки в хорошей гостинице, нормально питаются и по-прежнему получают зарплату, но все это ерунда: как тюрьму ни назови...… Почему? За что? Лишенные свободы люди вновь и вновь задаются этими вопросами. Среди оставшихся членов экипажа гуляет версия о том, что их держат для того, чтобы помочь китайцам скачать топливо с утонувшего теплохода (“Ржев” лежит на глубине 41 метр, поднять его невозможно), это позволит избежать утечки. В компании “Памела корпорейшн” нам пояснили, что действительно переправили план судна китайской стороне, но для отката топлива используются специально обученные команды. Хотя, возможно, и понадобятся советы российских моряков. Это известие повергло жен механиков в шок: откат топлива требует времени, значит, их мужей-советчиков задержат еще на продолжительный срок. Но все это объясняют здесь, а там – тишина. Единственную информацию издерганные моряки получают у своих жен, по крохам добывающих сведения где только можно.

Как рассказала нам одна из женщин (ее муж все еще в Китае), пережившие сильный стресс мужчины на грани срыва. Говорят, особенно тяжело приходится капитану судна, у него стало прихватывать сердце. Несмотря на это, он был вынужден объявить голодовку, благодаря чему состоялась встреча моряков с российским консулом. Консульство и представители компании “Памела корпорейшн” обещают, что в ближайшее время моряки получат документы и смогут вернуться на родину, но сами они уже в это верят с трудом.

К слову, трое российских моряков с танкера "Вирго", участника прошлогоднего столкновения с американским судном у берегов Канады, почти год (!) находятся в канадском городе Сент-Джонсе. Там суд откладывался несколько раз, очередная дата заседания никому неизвестна. Впрочем, как и то, когда моряки смогут снова увидеть родных. Судьба этих троих, похоже, волнует только их родственников.

В случае с "Ржевом" вопрос уперся в деньги. Российская сторона должна внести залог - почти миллион долларов, только после этого членов экипажа отпустят. Пока стороны договариваются, моряков фактически держат в заложниках.

Кстати, интересные ответы мы получили в организациях, которые вроде бы должны отстаивать интересы моряков. Так, в российском профсоюзе моряков нам пояснили, что они полномочны заниматься проблемами только членов профсоюза. Увы, видимо, среди экипажа "Ржева" таких не нашлось. А председатель Дальневосточной ассоциации капитанов Петр Осичанский искренне удивился, когда мы обратились к нему с просьбой разъяснить ситуацию: он думал, что все моряки затонувшего теплохода уже дома:...

Понятно, решать конфликты на международном уровне, в которых замешаны большие деньги, сложно. Но при этом как-то слишком жестко перетирают рядовых участников морских драм - членов экипажей и их семьи. Случись подобное с иностранными гражданами, неминуемо поднялся бы большой скандал. С нашими можно не церемониться - к этому мы сами приучили весь мир.