Зачем раздели Льва Толстого?

«На кой нам эта Москва! - восклицают наши художники. – Туда не пробиться!» Рассуждают: мы, дескать, здесь, а они там. И это хорошо. Но трудно в наше время быть-жить-творить автономно. И очередная ярмарка современного искусства в Москве, прошедшая с 24 апреля по 1 мая, по мнению специалистов, одна из самых представительных экспозиций в России доказала это еще раз: нас не только заметили, но и купили.

17 май 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1167 от 17 май 2002
«На кой нам эта Москва! - восклицают наши художники. – Туда не пробиться!» Рассуждают: мы, дескать, здесь, а они там. И это хорошо. Но трудно в наше время быть-жить-творить автономно. И очередная ярмарка современного искусства в Москве, прошедшая с 24 апреля по 1 мая, по мнению специалистов, одна из самых представительных экспозиций в России доказала это еще раз: нас не только заметили, но и купили.

Инсталляция - металлический светильник «Мешок счастья» был куплен с экспозиции владивостокской галереи современного искусства Арка». Впрочем, не будем забегать вперед.

В этом году «Арка» в третий раз привезла в Москву искусство владивостокских художников: коллекции фотографий Константина Шульги «Свет и другие сюжеты» и Светланы Маковецкой «Красная Москва» и проект Кати Кандыбы и Игоря Демиденко «День первый, день шестой…» Последний нашумел. Сначала во Владивостоке: у нас выставка светильников из холоднокатной стали «Lovestorия в стиле hi-tehc» была показана в марте. А теперь и в Москве - во всяком случае, в колоссальном количестве заметок об открытии ярмарки, которые были опубликованы во всех СМИ (печатных и виртуальных), «Арка» была упомянута не единожды. Вот одна из цитат: «Запертые на замок железные трусы (светильник «Ключи для любимой». - Авт.) из владивостокской галереи «Арка» так и притягивали внимание публики». Мало того, один из светильников - «Мешок счастья» привлек внимание известнейшего российского коллекционера современного искусства Марата Гельмана, который и приобрел работу.

Скептические реплики типа «случайный успех» или «всякое бывает» отметаются с ходу. Вместо комментария – факты. По стендам ярмарки прогулялись 35 тысяч посетителей, продано 250 произведений современного искусства на 350 тысяч долларов. Только если честно, то Катя Кандыба, которая представляла свой проект в Москве, достаточно критически оценила увиденное: «Современный художник чихнул - и это считается искусством. Да еще и считают публику дурой - не понимает ничего. А что понимать? Например, Олег Тиллбергс из галереи «Рига» построил огромную инсталляцию: из стены торчит нечто, напоминающее торс корабля «Буран», а сама стена (примерно 4 на 12 метров) густо измазана десятками килограммов солидола. Вонь невообразимая!»

И это так называемое современное искусство стран Восточной Европы, бенефисом которой организаторы назвали ярмарку.

Впрочем, представленные проекты из Словакии, Албании, Литвы, Украины, Германии и прочее интересовали больше кураторов галерей, которые приехали на «Арт-Москву». Недаром одна из них, Паула Беттчер, заявила: «Западная культура во многом перенасыщена, и это касается как самого искусства, так и вернисажей. Занимаясь поиском персоналий, способных разрушить установившиеся тенденции в современном артсообществе, мы обращаемся к творчеству художников из Восточной Европы».

Верят они в нас и ждут избавления от цивилизованной скукоты. На самом деле чудес не бывает. Хочется идеи. На творческих мастерских «Арт-Москвы» Марат Гельман заявил, что демократия в искусстве неприемлема, поскольку занятие это аристократическое. Некоторые художники решили это опровергнуть: на одном из полотен художники Виноградов и Дубосарский представили компанию классиков русской литературы – Льва Толстого, Достоевского, Маяковского в костюмах Адама. Художники не побоялись оказаться эпатажными, ведь на барельефе бывшего публичного дома в Плотниковом переулке Москвы Пушкин, Гоголь и Толстой были изображены в сопровождении то ли муз, то ли продажных девиц. Видимо, тем самым решили проиллюстрировать, что фамильярное отношение к обитателям Парнаса у русского в крови. Дескать, такова жизнь – художник лишь отображает реальность. Такую?!

Словом, экспонаты ярмарки, среди которых были и безусловно достойные, сами по себе еще один слепок среды. На сей раз художнической. Чем живут, питаются, дышат? О чем думают? Что ищут? По мнению Кати Кандыбы, по-настоящему интересен настоящий Восток. Во всяком случае, никого не оставил равнодушным стенд китайских художников, представивших видеоинсталляцию «Поющие тела». Этакие дневники Питера Гринуэя. Тонко, эстетично, гармонично…

Остается сказать, что настоящим Востоком, пусть и русским, видимо, будет считаться Владивосток в Европе, куда по приглашению Государственной Третьяковской галереи поедет проект «День первый, день шестой…» летом этого года.