Самый страшный зверь в лесу - налоги

В одной из декабрьских публикаций “В” сообщал о критическом положении одного из самых старейших в крае лесопромышленных предприятий - Лучегорского леспромхоза: на исходе года он оказался на грани банкротства. Для жителей таежных сел района, у которых профессия лесозаготовителя - единственный способ существования, крах леспромхоза оборачивался настоящей бедой.

10 апр. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №115 от 10 апр. 1997

В одной из декабрьских публикаций “В” сообщал о критическом положении одного из самых старейших в крае лесопромышленных предприятий - Лучегорского леспромхоза: на исходе года он оказался на грани банкротства. Для жителей таежных сел района, у которых профессия лесозаготовителя - единственный способ существования, крах леспромхоза оборачивался настоящей бедой.

Впрочем, тогда “красную лампочку” опасности все же удалось погасить: руководство “Тернейлеса”, структурным подразделением которого является леспромхоз, и администрация района сделали шаг навстречу друг другу, заключив взаимовыгодный договор. Суть его заключалась в следующем: районные власти в протекционистских целях обеспечивали леспромхозу выделение дополнительного лесосечного фонда, а леспромхоз обязывался в ответ обеспечивать основные социальные гарантии жителей таежных сел, в том числе создание новых рабочих мест, приведение в порядок жилищного фонда и дорог и проч. С 1 января в леспромхозе была проведена реорганизация, и на основе его были созданы 2 предприятия: “Лучегорсклес”, занимающийся только лесозаготовками, и “Лучегорский ЛПХ”, в задачу которого входили вывозка и реализация деловой древесины, а также осуществление социальной программы, предусмотренной договором с местными властями. И дело сдвинулось: в балансе предприятий вместо минусов появились плюсы, пошли живые деньги, несколько спала социальная напряженность в таежных селах.

Однако оживление это длилось совсем недолго. Краевые власти со второго квартала своим распоряжением приостанавливали заготовки ясеня по Верхнеперевальскому лесхозу - основной древесной породы, обеспечивающей лесозаготовителям гарантированные доходы - даже в валюте.

- Не знаю, чем вызван этот неожиданный запрет, и остается лишь гадать, кому это стало очень нужно, - с огорчением говорила тогда председатель объединенного профкома этих двух предприятий Наталья Домоховская. - Только вздохнули облегченно, наметилась какая-то перспектива, и вот тебе - пожалуйста. Посудите сами: кубометр ясеня идет по 90 долларов за “кубик”, а осина-береза, которую теперь придется готовить вместо него, - по 2-3 доллара. Если раньше доходы по ясеню перекрывали убыточность низкосортной древесины, то теперь и в эту отдушину забивают заглушку. В результате через месяц оба предприятия окажутся полными банкротами. А ведь за ними судьбы более 2 тысяч человек, живущих в селах на территории леспромхоза. Что будет с ними? Ведь другой работы они здесь не найдут. Значит, их придется выселять. А краевая администрация готова к этому? В такой же ситуации оказались и жители сел Ясеневого и Соболиного, где работают пришлые лесозаготовительные фирмы: оставшись без ясеня, они просто свернут там все работы и уйдут, а местные жители останутся без каких-либо средств. Да и районные власти оказываются в каком-то дурацком положении: гарантии выдали, а им - по рукам...

Профком пожарских лесозаготовителей направил тогда от имени производственных коллективов обращение, адресованное краевым и районным властям, в котором не только убедительно доказывал гибельность принятого в феврале решения, но и выражал уверенность, что у краевых властей возобладает здравомыслие. Только экстренная отмена этого непонятного людям решения, считали члены профкома, позволит сохранить рабочие места и жизнедеятельность социальной сферы в таежных поселках.

И, надо отдать должное, их ожидания оправдались: местные и краевые власти пошли навстречу лесозаготовителям и сняли все ограничения по выделению лесосечного фонда твердолиственных пород. Директор ОАО “Лучегорсклес” Валерий Яковенко так охарактеризовал сегодняшнюю обстановку:

- Власти с пониманием отнеслись к нашим проблемам, и теперь мы на весь год обеспечены работой. Это позволит нам и поправить собственное финансовое положение, и выполнить договорные условия в социальной сфере таежных поселков: по-прежнему обслуживаем автомобильные дороги и жилой фонд, школы, обеспечили людей дровами. Хотя социальная сфера все еще остается самым больным местом...

Это тяжкое бремя несет в основном смежник - ОАО “Лучегорский ЛПХ”. Его директор Георгий Бобрин сказал, что по-прежнему не хватает денег на “социалку”, хоть и есть некоторые подвижки. Пока вся надежда на обещанные федеральные деньги “под наводнение”. И если их не будет - труба: все доходы по производственной деятельности - вывозке леса - съедают непомерные налоги, они просто задушили таежников...

Но это уже наши общие проблемы, и не в крае они решаются. Отрадно одно: есть работа - надо зарабатывать деньги. Под лежачий камень, как говорится, и вода не течет.