Трудовой кодекс – не лекарство от беспредела

Готовясь к принятию нового Трудового кодекса, горячие российские парламентарии разве что до рукоприкладства не опускались. Но вот, кажется, отгремели все словесные баталии, с 1 февраля начал действовать новый кодекс, а значит, претензии к законопроектам снимаются: каков ни есть, а Трудовой кодекс отныне – главный документ, регулирующий все трудовые отношения. Однако способен ли даже самый совершенный кодекс предотвратить извечный конфликт «работник-работодатель», за бюрократической оболочкой которого – человеческие судьбы?

20 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1138 от 20 март 2002

Готовясь к принятию нового Трудового кодекса, горячие российские парламентарии разве что до рукоприкладства не опускались. Но вот, кажется, отгремели все словесные баталии, с 1 февраля начал действовать новый кодекс, а значит, претензии к законопроектам снимаются: каков ни есть, а Трудовой кодекс отныне – главный документ, регулирующий все трудовые отношения. Однако способен ли даже самый совершенный кодекс предотвратить извечный конфликт «работник-работодатель», за бюрократической оболочкой которого – человеческие судьбы?

Дословно: «Целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей» (Трудовой кодекс РФ).

Один из острых вопросов сегодняшней трудовой практики касается самого насущного – «кровных». С экранов и газетных полос мы уже успели усвоить: согласно новому кодексу зарплату должны платить вовремя. Если заветная дата откладывается более чем на 15 дней, работу можно смело прекращать, письменно предупредив работодателя. А за каждый просроченный день вам обязаны выплатить компенсацию в размере не ниже «одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм». Принимать эти формулировки душой или нет – личное дело каждого, однако соблюдать закон положено всем. Так, нет?

- Я вообще считаю, что статья о праве работника приостановить работу в случае задержки зарплаты – мертворожденная, - говорит главный госинспектор по правовым вопросам Юрий Шульга (Госинспекция труда по Приморскому краю). - Поставьте себя на место работника: трудоустройство сегодня, прямо скажем, дело непростое. Прекратишь работу – на твое место запросто возьмут другого человека, хотя бы временно. Штрейкбрехеры были всегда...… Не секрет, что многие предприятия задерживают зарплату сознательно: им хочется прокрутить ускользающие средства в банке, увеличивая хоть таким методом прибыль.

К словам Юрия Васильевича можно добавить, что сегодня ни работники, ни даже работодатели зачастую не знают своих прав и обязанностей. В комитете по труду и демографической политике администрации Приморского края говорят, что до сих пор нет в народе ясности ни с дополнительными днями отпуска, ни с расчетом отпускных, из-за чего локальные конфликты вспыхивают уже сегодня.

Не всем гражданам вообще известны нужные инстанции. Между тем Государственная инспекция труда по Приморскому краю проводит проверки предприятий не только по плану, но и по жалобам от населения. Уже сегодня на прием к инспекторам приходит человек по 20 в день. Можно прогнозировать, что в скором будущем сработает множество «мин замедленного действия». За свои только что осознанные права народ начнет бороться в массовом порядке, а вялотекущие неурядицы с отпускными обретут жесткую форму судебных процессов. К тому же жизнь богаче любого кодекса, ее не впишешь в параграфы и пункты. В письмах, приходящих к нам в редакцию, трудовые отношения представлены в живом, неотретушированном виде.

…Многие из нас привыкли с детства, что ни государство, ни родное предприятие в беде не кинут. Однако времена изменились – сегодня кидают очень просто. Тем более если вы не имеете понятия даже о свежепринятом Трудовом кодексе.

Вывод отсюда один: правовой подкованности, осторожности, здоровой доли недоверия - ничего этого даже самый лучший кодекс сам по себе не заменит.