Первые в мире

4 января 1901 года несколько молодых петербуржских кораблестроителей получили из Морского министерства конфиденциальным письмом уведомление «об Высочайшем утверждении их для проектирования полуподводных судов».

19 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1137 от 19 март 2002

4 января 1901 года несколько молодых петербуржских кораблестроителей получили из Морского министерства конфиденциальным письмом уведомление «об Высочайшем утверждении их для проектирования полуподводных судов».

Уже в мае группа специалистов «строительной комиссии подводных лодок», руководимая инженером Иваном Григорьевичем Бубновым, представила Морскому техническому комитету проект боевой подводной лодки. По этому проекту на Балтийском заводе была заложена и в 1904 году сошла со стапелей первая русская субмарина, получившая при закладке название «Дельфин». Она стала учебным кораблем первого отряда русских подводников, размещенного в Кронштадте. Его командиром был назначен капитан II ранга Михаил Николаевич Беклемишев. Первым матросом, получившим назначение в отряд подводного плавания, стал минно-машинный квартирмейстер контрминоносца «Поражающий» Михаил Сюткин.

В январе 1904 года началась русско-японская война, к которой Россия в соответствии с национальными особенностями, естественно, была не готова.

И если Порт-Артур со стороны моря защищали батареи береговой обороны и корабли Тихоокеанской эскадры, то оборонительная система Владивостока еще только создавалась.

Отряду крейсеров предстояло уйти на рейдерские операции - для этого он и был предназначен, и недовооруженная крепость (деньги ушли на Порт–Артур) оставалась один на один с броненосными крейсерами адмирала Камимуры. Помощь, как всегда, пришла с Балтики.

В марте 1904 года Кронштадтский учебный отряд подводного плавания был переведен во Владивосток. По железной дороге были доставлены первые подводные лодки. В бухте Улисс производится их сборка и комплектуется первый российский отряд подводных лодок. В него вошли: «Дельфин», которым стал командовать лейтенант Завойко, внук знаменитого адмирала, и быстроходная, но с постоянно ломающимися механизмами «Форель», а также мощный германской постройки «Сом». Был он тихоходен и неповоротлив, но зато мог добираться даже при крутой волне в самые дальние бухты. Позже к ним присоединились «Касатка», «Скат», «Налим», «Кефаль», «Щука», «Фельдмаршал граф Шереметев» и очень похожий на «Сома», но российской постройки «Осетр».

1 августа Владивостокский отряд крейсеров принял неравный бой с броненосной эскадрой адмирала Камимуры. Крейсера «Громобой» и «Россия» потеряли треть экипажей, но смогли, несмотря на тяжелые повреждения, прорваться во Владивосток. Крейсер «Рюрик», не желая позора, был затоплен оставшимися в живых моряками. Рейдеры встали на долгий ремонт. Порт-Артурская эскадра тоже перестала существовать как боевая сила.

Теперь Владивосток мог ожидать визита не только крейсеров Камимуры, но и броненосцев адмирала Того. Оборона берегов Приморья и его столицы теперь полностью легла на отряды легких кораблей - стареньких канонерок и миноносцев.

Но главная роль командование отводило балтийцам.

Уже осенью вышла в залив Петра Великого на рекогносцировку быстроходная «Форель». Там и произошла встреча русской субмарины с японским миноносцем.

Из приказа командующего от 20 ноября 1904 года:

«За проведенную рекогносцировку и потопление японского миноносца мичмана Дмитриева произвести в лейтенанты и наградить орденом Святого великомученика и победоносца Георгия 4-го класса». Остальные члены экипажа получили знаки ордена Святого Георгия 4-й степени, предназначенные для нижних чинов.

1 января 1905 года Кронштадтский учебный отряд был реорганизован в «Отдельный отряд миноносцев» и стал первым в мире боевым формированием субмарин. Командиром назначили капитана лодки «Касатка» лейтенанта Плотто. Подводников присоединили к Владивостокскому отряду крейсеров.

29 января на борту броненосного рейдера «Громобой» под председательством командующего эскадрой контр-адмирала Йессена состоялось первое в мире совещание о тактике боевого использования подводных лодок.

Тем временем в отряде команды изучили не только технику подводного плавания, но и приморские берега. Подводники перестали бояться мелей и рифов. Их лодки начали постоянно выходить на охрану морских подступов к Владивостоку. И этих корабликов с экипажем в полтора-два десятка человек панически боялись капитаны закованных в броню гигантов эскадр Того и Камимуры. 29 апреля лодка «Сом» под командованием лейтенанта князя Трубецкого, находясь на боевом дежурстве в бухте Преображения, обнаружила вражеские миноносцы и сразу же пошла на сближение с неприятелем. Японцы позорно бежали.

После нескольких встреч с подлодками Отдельного отряда корабли адмирала Того любого ранга перестали появляться у берегов Приморья.