«Мертвая петля» в суде.

Здание районного суда в некогда закрытом на Урале городке Заречном, где на прошлой неделе рассматривался иск к компании «Владивосток Авиа», расположено по соседству и с видом на Белоярскую атомную электростанцию. До сих пор просто так заехать сюда невозможно, все окружено милицейскими постами. На въезде, как напоминание о необходимой секретности и скрытой угрозе, мол, враг не дремлет, установлены БМП-1 и БТР. Сам Заречный вместе с АЭС находится в живописном сосновом бору. Красота неописуемая. В городке в 80 километрах от областного центра - Екатеринбурга, рассчитанном где-то на 30-50 тысяч жителей, патриархальная тишина и спокойствие. Все жители друг друга знают. Здесь в принципе исключены любые чрезвычайные ситуации, все под неусыпным контролем местной власти, правоохранительных органов и администрации станции. Всякая информация дозируется.

19 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1137 от 19 март 2002
Здание районного суда в некогда закрытом на Урале городке Заречном, где на прошлой неделе рассматривался иск к компании «Владивосток Авиа», расположено по соседству и с видом на Белоярскую атомную электростанцию. До сих пор просто так заехать сюда невозможно, все окружено милицейскими постами. На въезде, как напоминание о необходимой секретности и скрытой угрозе, мол, враг не дремлет, установлены БМП-1 и БТР. Сам Заречный вместе с АЭС находится в живописном сосновом бору. Красота неописуемая. В городке в 80 километрах от областного центра - Екатеринбурга, рассчитанном где-то на 30-50 тысяч жителей, патриархальная тишина и спокойствие. Все жители друг друга знают. Здесь в принципе исключены любые чрезвычайные ситуации, все под неусыпным контролем местной власти, правоохранительных органов и администрации станции. Всякая информация дозируется.

А потому нынешний судебный процесс родственников одного из погибших под Иркутском пассажиров с самого начала был субъективно выстроен. И находился под пристальным вниманием местных СМИ. Видимо, выражая вышестоящую волю, они создали на Урале определенное общественное мнение. Рассматривалась только одна точка зрения – потерпевшей стороны. О «Владивосток Авиа» говорилось только, что компанию необходимо сделать банкротом, а деньги от продажи самолетов, аэропорта, технических служб раздать пострадавшим и заодно адвокатам, которые представляют их интересы. Тогда другим воздушным перевозчикам будет неповадно заниматься подобным бизнесом.

Перед началом последнего заседания суда журналист «В» пообщался с жителями Екатеринбурга. Меня сразу же предупредили: решение суда будет против «Владивосток Авиа».

- Но почему? - задавал я наивный вопрос.

- Да потому, - наставительно объясняли мне, - что судья живет в Заречном и ей придется дальше общаться с жителями атомного городка.

- Может, было давление сверху? - не унимался я.

- Может, и было, вот только доказать это никто не сможет.

Роза Гаврикова хотела получить моральную компенсацию в размере… 7 миллионов рублей, плюс к тому страховую компенсацию в 100 тысяч рублей. В том злополучном рейсе погиб отец ее детей. Поскольку сама она была в разводе долгое время к моменту катастрофы, то для себя пострадавшая просила 1 миллион моральной компенсации, именно такая сумма «поможет скрасить существование» (высказывание адвоката). Остальные 6 миллионов рублей должны достаться двоим сыновьям. Для старшего мальчика случившееся оказалось жутким несчастьем и потрясением. Он не хочет учиться, хотя и находится в выпускном классе Екатеринбургского суворовского училища. Тем не менее ребенок понимает, что без образования особых перспектив нет, а потому для него нужны большие средства, чтоб оплатить вуз и решить дальнейшие проблемы. Младший, по единодушному заявлению соседей-свидетелей, еще не знает о случившемся. Однако и у него тяжелейшая душевная травма - «нравственные страдания на всю оставшуюся жизнь», ребенок все время ищет отца.

Понятное дело, что падение самолета минувшим летом под Иркутском явилось страшной трагедией. Людей не вернуть, и никакими деньгами не восполнить утрату. Тем скорбным рейсом летело 12 граждан Китая. Все отношения с их родственниками будут решаться согласно международному законодательству. Родные и близкие 96 погибших пошли на мировые соглашения. Почти все они уже получили страховки, деньги на погребение и прощальные церемонии, моральную и материальную компенсацию, другие выплаты и помощь. На эти средства некоторые уже купили квартиры, машины, оплатили учебу детям и т. д. «Владивосток Авиа» продолжает поиск родственников нескольких погибших пассажиров того рейса, видимо, они из стран ближнего зарубежья. Рано иди поздно компания найдет их и выплатит семьям компенсации. В остальных случаях родные не желают мировых соглашений, а хотят через суд выбить для себя миллионные суммы.

Суд в Заречном принял решение выплатить Розе Гавриковой 520 тысяч рублей в виде возмещения морального вреда и страховой компенсации.

Юристы компании «Владивосток Авиа» уже опротестовали решение первой судебной инстанции на Урале.