Молодым была у нас дорога

Из 35 выпускников последних трех лет только одна школьница из Красного Яра сумела поступить в вуз на бюджетной основе.

15 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1136 от 15 март 2002

Из 35 выпускников последних трех лет только одна школьница из Красного Яра сумела поступить в вуз на бюджетной основе.

По кочкам, по кочкам да в ямку. 130 км, отделяющие национальный поселок Красный Яр от Лучегорска, наш микроавтобус с трудом одолел за четыре часа. Правда, местами путь был хорошо наезжен мощными «КамАЗами» с лесом – по дороге катились доллары. Однако чем ближе к поселку, тем трасса хуже, да и сам Красный Яр зимой выглядит неважно – бедность не прикроешь даже чистейшим снегом.

В это село чиновники любят приглашать иностранцев, сюда на праздник коренных малочисленных народностей с удовольствием приезжают гости. Приезжие, как правило, видят жизнь поселка или сусально-экзотической, или мрачно-гнетущей. Журналисты пишут либо об исчезающем племени шаманов, либо о поголовном пьянстве местных жителей. Да, здесь тоже пьют, как и по всей России. Но мне доводилось бывать в куда более “непросыхающих” деревнях. Когда со специалистом местной администрации Натальей Канчугой мы произвели нехитрые расчеты, оказалось, что на сегодня лишь около 6 процентов семей вызывают серьезные опасения в плане алкоголизма. Хотя, конечно, и эта цифра велика. Поэтому о “пьяной” проблеме говорили многие жители, особенно старики. Тем не менее ситуация небезнадежна, а с учетом того, что все больше здешних жителей хотят закодироваться, даже вызывает определенный оптимизм.

В этом селе куда более остро стоит другая проблема – в Красном Яре катастрофически не хватает специалистов с высшим образованием. Как правильно заметила директор школы Наталья Виноградова, если нет образованных людей, речь идет уже не о выживании села, а о выживании нации, которую обрекают на алкоголизм и наркоманию. У Натальи Леонидовны шесть братьев-сестер: двое стали педагогами, двое – юристами, одна окончила торговый техникум. Это в советское время. У нее трое детей: высшее образование не получил никто, хотя все учились хорошо. Направление на учебу нынче получить чрезвычайно сложно. В отличие от Хабаровского края, где эта льгота по-прежнему действует. Но даже если направление дадут, бюджетных мест для представителей малых народностей в приморских вузах нет, нужно ехать в Санкт-Петербург. О стоимости проезда туда можно и не напоминать. Осталась у директора школы одна надежда – вдруг краевая администрация поможет младшему сыну осуществить мечту и поступить в школу милиции.

Дети из Красного Яра при всем желании не могут конкурировать со своими городскими сверстниками. В их школе нет учителей математики и физики, об Интернете им рассказывают на пальцах, потому как класс информатики лишь громко называется компьютерным. Начальная школа, которую посещают 50 ребятишек, в следующем году может остаться без преподавателя. Совсем юная Нина Николаевна Корепина работает после окончания Спасского педагогического колледжа первый год, любит свое дело, но скорей всего уедет из Красного Яра. Эта девушка показала мне жилье, которое предоставили молодому специалисту прямо в школе. Само школьное здание отремонтировать уже невозможно, нужно строить новое. В комнатке учительницы с трудом помещаются диван и письменный стол, вход в нее через кабинет секретаря. По выходным Нина мерзнет – кто ж будет нормально отапливать здание, в котором нет детей?

Лет 20 назад в поселке провели анализ, согласно которому в Красном Яре работал 141 человек с высшим образованием и 170 – со средним специальным. Эти люди получили дипломы благодаря продуманной политике государства. Они не разбежались. Но время идет, почти все уже пенсионного или предпенсионного возраста. Смены им нет, потому что одного желания учиться теперь мало. О мытарствах тех, кто пытался пробить бюрократические барьеры, здесь даже не хотят говорить – устали. “Правды нет и не будет”, - зло бросила мне Ирина Сундига, завуч школы, дочь которой безуспешно бьется в закрытые для нее двери вуза.

Выпускники нынешнего года, с которыми удалось поговорить, пока еще живут надеждой. Они хотят стать врачами, учителями, получить другие специальности. Если удастся, уедут из этого села навсегда. Кому здесь и сейчас нужны модельер или психолог? Не получится – скорее всего дополнят те 6 процентов алкоголиков, о которых говорила Наталья Канчуга. К счастью, не стоит пока остро проблема наркомании, хотя первый тревожный звонок уже прозвучал.

Пастор Аннета Высоцкая:

- Я не часто бываю в этом селе, но даже в редкие приезды вижу, как взрослые болеют за свой народ, как заботятся о детях, воспитывают в них чувство национального самоуважения. Однако их усилия могут оказаться напрасными – в слишком тяжелых условиях приходится работать этим людям. Школа разваливается на глазах, не хватает литературы. Человек же слаб, особенно ребенок. Дети, даже такие замечательные, как в Красном Яре, не смогут противостоять злу, если им не помочь. Обидно, ведь среди них много по-настоящему талантливых ребят.

Художник Иван Дункай:

- Образование – это дорога к цивилизации. Сейчас мы не можем конкурировать с цивилизованным миром, а потому Красный Яр может зачахнуть. Не выучим молодое поколение – у нашего народа не будет будущего. А как учить, если педагогов не хватает? Поэтому в моих глазах ситуация выглядит достаточно мрачно.

Зам. председателя комитета по связям с общественностью департамента соцразвития администрации края Геннадий Елисеев:

- Для того чтобы повысить уровень образования школьников Красного Яра, необходимо привлечь в село учителей. Следовательно, нужно решить в первую очередь жилищную проблему, создать условия для нормальной работы. Конечно, существуют федеральные программы, направленные на улучшение жизни коренных малочисленных народностей, но вопросы обучения в них не проработаны. Можно было бы сказать, что люди должны учиться сами зарабатывать деньги. Однако в настоящее время все упирается в отсутствие законодательной базы – на современном правовом поле это сделать сложно. Тем не менее изменить ситуацию к лучшему реально. Нынешняя администрация края постарается сделать все (в рамках закона, конечно), чтобы помочь не только краснояровцам, но и всем представителям коренных малочисленных народов, проживающих в Приморье. Уверен, что даже в сегодняшней сложной экономической ситуации решение проблемы будет найдено.