С паперти бомжей погнали...

Потеплело, значит, скоро на улицах прибавится нищих. Традиционно в это время года во Владивосток со всего края начинают тянуться бомжи и беспризорники. Оборванные, вшивые, с чесоткой и туберкулезом, мнимые нищие наводняют улицы краевого центра. Ситуация, повторяющаяся из года в год. Власти трубят: надо бороться, а дело ни с места.

13 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1134 от 13 март 2002

Потеплело, значит, скоро на улицах прибавится нищих. Традиционно в это время года во Владивосток со всего края начинают тянуться бомжи и беспризорники. Оборванные, вшивые, с чесоткой и туберкулезом, мнимые нищие наводняют улицы краевого центра. Ситуация, повторяющаяся из года в год. Власти трубят: надо бороться, а дело ни с места.

Правда, в декабре прошлого года состоялось всероссийское селекторное совещание по проблемам детской беспризорности, на котором из уст вице-губернатора края Александра Линецкого прозвучала мысль о том, что мало убирать с улиц детей-попрошаек, нужно бороться со взрослыми, организовавшими этот выгодный бизнес. Пока это получается только у священнослужителей. Толпа нахальных бомжей, просивших милостыню на паперти Свято-Никольского собора, исчезла.

Как пояснил нам ключарь Свято-Никольского собора отец Филарет, не один год продолжалась борьба священнослужителей с мнимыми нищими. Служителям церкви даже приходилось несколько раз обращаться в РУВД Ленинского района с просьбой приструнить этих просителей. Не помогало. Нищие фактически вымогали деньги с прихожан, нападали на них, цепляя за ноги пришедших в храм женщин, рвали им колготки, порой дрались между собой из-за подаяний. Полученные деньги пропивались, а дань платилась криминальным “кураторам”. Только в прошлом году двоих “нищих” посадили за решетку за совершенные преступления. Между прочим, половину ответственности за это несет тот, кто дал денег. Поэтому в соборе одно время даже висело объявление с просьбой подавать едой и одеждой, чтобы не возникало соблазнов.

Мирно покидать хлебное место бомжи, конечно, не собирались. В конце концов служители церкви договорились с казачьим охранным агентством, которое сейчас следит за порядком на территории собора. Здесь разрешено просить подаяние только настоящим малоимущим – слепой старушке и ее супругу-инвалиду, матери-одиночке с двумя детьми и другим таким же обездоленным людям.

А профессионалы паперти переместились метров на 50 от церкви и просят теперь копеечки вдоль дороги, ведущей к храму. Естественно, они недовольны, потому что размер подаяний резко сократился. Впрочем, несмотря на разногласия, в столовой собора и поныне ежедневно бесплатно кормят детей этих бомжей. А одного мальчика, 15-летнего Антона, взяли с улицы и устроили жить при церкви.