Экономичные ГЭС вместо опасных АЭС

В годы войны у нас на прииске Благодатном (30 км от села Сидатун – сейчас Мельничное) в Красноармейском районе электроэнергию давала маленькая турбинка с генератором на мелкой речушке. В 50-х годах в селе Картун (ныне Вострецово) в этом же районе стоял «ветряк», дававший электроэнергию от ветра. Конечно, тогда и запросы на электроэнергию были в десятки и сотни раз меньше, чем сейчас.

13 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1134 от 13 март 2002

В годы войны у нас на прииске Благодатном (30 км от села Сидатун – сейчас Мельничное) в Красноармейском районе электроэнергию давала маленькая турбинка с генератором на мелкой речушке. В 50-х годах в селе Картун (ныне Вострецово) в этом же районе стоял «ветряк», дававший электроэнергию от ветра. Конечно, тогда и запросы на электроэнергию были в десятки и сотни раз меньше, чем сейчас.

В печати появилась информация о том, что глава администрации края Сергей Дарькин дал команду на проработку плана строительства в Приморье атомной электростанции для нужд Китая и Южной Кореи. Между тем несколько лет назад население Приморья резко отрицательно отнеслось к этой затее, видя пример Чернобыля и отзвуки последствий этой аварии. Вдобавок, здравомыслящий человек ставит вопрос: а почему эти страны не хотят строить атомные электростанции на своей территории, а норовят на чужой?

За последние три десятка лет в крае не построено ни одной электростанции: при нынешнем упадке промышленного производства в этом не было никакой необходимости. Нет также и острой необходимости в строительстве атомной электростанции для нужд Приморья даже при рассмотрении развития края в ближайшие 10 лет. Дай-то бог, чтобы имеющиеся электростанции заработали на полную проектную мощность!

Строительство атомной электростанции, как правило, длится 10-12 лет, требует больших капитальных вложений. Для Приморья, с учетом всех видов обеспечения, потребуется не менее двух миллиардов долларов. Через 20-30 лет эксплуатации встанет вопрос о закрытии АЭС. Перепрофилировать ее на другое производство невозможно. До сих пор не решен вопрос с хранением отработанных ядерных облученных отходов и их захоронением.

Непредвиденная авария на АЭС способна унести жизни сотен и тысяч людей, не причастных к ее работе. На Чернобыльской АЭС тепловой взрыв произошел по элементарному разгильдяйству обслуживающего персонала. Радиация за прошедшие 15 лет унесла жизни более 300 тысяч человек. Сколько еще людей мучается от облучения? Каждый миллион киловатт мощности АЭС требует для охлаждения реакторов озеро площадью не менее 20 квадратных километров, которое уже через несколько лет превращается в мертвое, с проживающими в нем странными существами-мутантами.

Между тем Приморский край практически ежегодно страдает от наводнений, приносимых тайфунами и циклонами. Ежегодный ущерб и убытки от этих наводнений составляют от одной трети до целого миллиарда рублей. Государство со значительными задержками и в неполной мере компенсирует этот ущерб и убытки. Значительная часть населения, пострадавшая от наводнений, практически не получает никакой компенсации. Народное хозяйство края бессильно в настоящий момент противостоять даже самому захудалому тайфуну. Если подсчитать все убытки от наводнений за последние два десятка лет, то окажется, что на эти средства можно было бы построить несколько гидроэлектростанций, которые бы смогли полностью защитить край от наводнений, создать регулируемые запасы воды, решить проблему водоснабжения городов и поселков края, обеспечить полностью электроэнергией весь край, сохранить экологию животного и растительного мира, избавить край от угрозы атомной катастрофы.

Строительство гидроэлектростанций обойдется в несколько раз дешевле атомной, их повседневная эксплуатация в десятки раз дешевле атомных. Себестоимость выработанной на гидроэлектростанции энергии почти в десятки раз меньше, чем на АЭС. На Красноярской ГЭС рабочая смена составляет 12 человек, включая двух диспетчеров и ремонтников, в то время как на АЭС такая смена состоит почти из 1000 человек. Никаких проблем нет при ремонте оборудования на гидроэлектростанциях, в то время как на АЭС при этом возникают значительные трудности в области техники безопасности. Пример аварии при перегрузке ракеты неисправным краном в недавнем прошлом в районе г. Фокино наглядно показал непредсказуемость обычных вещей.

Строительство гидроэлектростанции мощностью 100-300 тысяч киловатт реально можно осуществить за 2-3 года (для АЭС, напомним, по технологии надо до 12-15 лет). Построенную ГЭС легко можно перепрофилировать на какое-нибудь производство. Никакого загрязнения атмосферы и окружающей природы ГЭС не дают.

Наиболее целесообразным, на мой взгляд, следует считать строительство гидроэлектростанции на реке Большая Уссурка в 7 километрах северо-восточнее поселка Вострецово, на реках Уссури и Арсеньевка в 4 километрах к востоку от села Степановка, а также в 3-4 километрах к северу от поселка Фроловка на реке Партизанке. Все эти гидроэлектростанции способны решить проблему борьбы с наводнениями на прилегающих территориях, решить проблемы с водоснабжением, сгладить природные катаклизмы, оздоровить экологию.

Автор этой публикации является не только давним читателем нашей газеты, но и специалистом в области энергетики. 20 лет назад он принимал активное участие в экспертизе 25 (!) вариантов размещения атомной станции на территории Приморья. Комиссией тогда руководил первый заместитель председателя крайисполкома К. Ф. Кравченко. Результатом той работы жители юга Дальнего Востока могут быть довольны - АЭС отсутствует до сих пор. И без того хватает опасного атомного соседства в виде брошенных на произвол судьбы подводных лодок с ядерными реакторами. Авария в Чажме явилась грозным предостережением. Наш автор и читатель Коробов на себе испытал облучение. А потому Евгений Владимирович и старается всеми возможными способами уберечь людей от атомной угрозы. И предлагает свои варианты решения возможной в перспективе энергетической проблемы.
Николай КУТЕНКИХ, «Владивосток»