Однажды в России

По итогам прокатной недели в Москве новый фильм Константина Мурзенко «Апрель» следует сразу за «Властелином колец». Но если «Властелин…» завладел умами и сердцами подростков, то «Апрель» рассчитан, скорее, на юношескую аудиторию. Речь в новом фильме идет не о любви. Вернее, и о ней тоже, но о такой, какая ведома беспризорному мальчишке.

1 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1129 от 1 март 2002

По итогам прокатной недели в Москве новый фильм Константина Мурзенко «Апрель» следует сразу за «Властелином колец». Но если «Властелин…» завладел умами и сердцами подростков, то «Апрель» рассчитан, скорее, на юношескую аудиторию. Речь в новом фильме идет не о любви. Вернее, и о ней тоже, но о такой, какая ведома беспризорному мальчишке.

Апрель – это кличка вечно невыспавшегося смурного паренька по имени Петя, кинутого на крупные деньги. Кличка – это самое светлое, что есть в бестолковой и неуютной жизни бывшего детдомовца. «Ну давай, Апрель, как знаешь…» - нежно обращался к нему авторитет, впихивая в руки пистолет, пачку долларов и фотографии «заказанных» типов. Он узнавал эту жизнь, набираясь собственного опыта. Он трясся от первого преступления, влюблялся в проститутку, которая оказалась единственным настоящим человеком, встреченным на витиеватом пути. Этот путь Апрель сам прокладывал в мрачном февральском городе, тупо шарахаясь по улицам. Постигая суть понятий «доброта», «совесть», «благородство».

Постановщик фильма Константин Мурзенко известен как автор сленговых текстов к лентам «Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь» и «Мама, не горюй». На сей раз мастерства отвязных монологов нет. В «Апреле» куда более скудная речь. Между прочим, это вполне соответствует сдержанной эстетике фильма. Впервые за последние годы автор не ставил перед собой цель - снять коммерчески успешную ленту (в этом отличие от культового в свое время «Брата»). Получилось увлекательное кино, с хорошими актерскими работами, где отлично уловлена сегодняшняя атмосфера.

А если сравнивать с канувшей в Лету советской эпохой «Апрель» - это что-то вроде современного «Я шагаю по Москве». Но другие времена и, соответственно, реалии. И все же финал романтический. Видимо, столь силен заказ дня, что Мурзенко не пугает нелогичность: Апрель «прощает» «заказанного» Володю и на прощание бросает ему: «Иди и мечтай о великом». Подкатившие гаишники, проверив документы, берут под козырек и желают герою всего доброго. И здесь Мурзенко не одинок – «Нежный возраст» Сергея Соловьева, покоривший зрителей в прошлом году, тоже заканчивается надеждой. На лучшее, на светлое, на прекрасное…