Жертва любви

Спектакль “Кто последний за любовью” с участием двух ярких актеров – Ларисы Удовиченко и Станислава Садальского был одной из наиболее приличных антрепризных постановок, что в последнее время привозили во Владивосток столичные гастролеры. Впечатление несколько смазал довольно дешевый прием, когда из уст героев вдруг зал слышал знакомые имена – Дарькина, Черепкова, Звеняцкого. Конечно, в таких местах всегда смеются, но… За всей этой шелухой было спрятано нечто более ценное. Актеры говорили о вечном: о любви и предательстве, одиночестве в семье и беге от возраста, об отношениях отцов и детей. Все узнаваемо и близко. Наверное, поэтому по окончании спектакля зал встал в едином порыве. Эти аплодисменты были честно заслужены: аплодировали за талант, а не только за имя.

1 март 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1129 от 1 март 2002

Спектакль “Кто последний за любовью” с участием двух ярких актеров – Ларисы Удовиченко и Станислава Садальского был одной из наиболее приличных антрепризных постановок, что в последнее время привозили во Владивосток столичные гастролеры. Впечатление несколько смазал довольно дешевый прием, когда из уст героев вдруг зал слышал знакомые имена – Дарькина, Черепкова, Звеняцкого. Конечно, в таких местах всегда смеются, но… За всей этой шелухой было спрятано нечто более ценное. Актеры говорили о вечном: о любви и предательстве, одиночестве в семье и беге от возраста, об отношениях отцов и детей. Все узнаваемо и близко. Наверное, поэтому по окончании спектакля зал встал в едином порыве. Эти аплодисменты были честно заслужены: аплодировали за талант, а не только за имя.

Наш разговор в режиме блица с народной артисткой России Ларисой Удовиченко состоялся сразу после спектакля.

- Лариса Ивановна, история-то получилась грустной…

- Это вам так показалось? Правильно, но когда публика смеется, это замечательно. Большое достижение, когда у нас получается показать грустные жизненные ситуации смешными и тут же опять грустными.

- Как вы считаете, любовь и предательство всегда ходят в паре?

- Порой да, хотя многое, конечно, зависит от отношений. Я думаю, что далеко не все возможно ради любви, например, недопустимо предательство. Если тебя предает любимый, надо уходить. Любовь может быть только жертвенной. Моя героиня, увидев, что дочь влюбилась в ее поклонника, оставляет девочку с надеждой на счастье. В этом проявляется ее жертвенность.

- А если не прятаться за ролью…

- Лучше в такие ситуации вообще не попадать, потому что это ужасно. Раньше мужчин держали в семье партком и коммунистическая партия, может, это было и смешно, но сейчас полная вседозволенность. Мужья расстаются со старыми женами, выбирают молодых, а девочки идут за богатством… Мир стал безнравственным. Наша цивилизация сама себя уничтожает. Мы теряем молодежь. Ее интересуют наркотики, секс, дискотеки, алкоголь, который рекламируется по телевидению. Когда молодые идут за “Клинским”, я не могу на это смотреть. Реклама – очень опасная вещь, ведь молодежь всерьез считает, что жить так, как показывают в телевизоре, - это круто. А доступность порнографических журналов! Раньше в кино обнаженное женское плечо вызывало восторг и замирание у подростков, а теперь я даже не знаю, как им, бедным, любить друг друга. Моей дочери 14, поэтому я так переживаю за ее поколение.

- Вы с дочкой дружите?

- Сейчас у нее такой тяжелый возраст. Я стараюсь ее понимать, но не всегда получается.

- Лариса Ивановна, вам встречался режиссер, который был в вас влюблен как в актрису?

- Нет, мне так не везло. Режиссеры, у которых я снималась, приглашали меня еще раз, потому что, видимо, я хорошо выполняла их задачи. Потом, я человек мягкий, не скандальный, это очень важно для работы.

- После какой роли вы, что называется, проснулись знаменитой?

- После телевизионного фильма “И это все о нем”. До этого ко мне подходили брать автографы и все время путали с Тереховой или Вертинской. У нас некая однотипность во внешности. Я даже одно время спрашивала поклонников: “Вы думаете, я кто?” А после фильма “И это все о нем” меня действительно стали узнавать.

- Вы сейчас не снимаетесь в кино?

- Так и кино почти не снимают, а в сериалах нет смысла участвовать. У меня плотно составлен гастрольный график, я занята еще в одном антрепризном спектакле “Сирена и Виктория”. Не могу себе позволить сидеть и ждать, когда позовут сниматься. Артист должен всегда работать.

- Некоторые ваши коллеги считают, что киноактерам не место на сцене…

- И они, наверное, правы. Но мы все заканчивали театральные институты, когда выходим на сцену, стараемся соответствовать. Ведь если нет постоянного тренажа, потом вернуться в профессию очень сложно.

- Вы случайно не собираетесь постоянно работать в каком-нибудь театре?

- Я присматриваюсь, но пока не буду говорить, к какому театру. Боюсь сглазить. Я очень суеверна.