Кто их отогреет?

"Социальных" коек во владивостокской детской больнице № 2 уже не хватает для брошенных малышей и юных бродяжек. На днях многих телезрителей шокировало появившееся на экранах "бегущей строкой" объявление о том, что в детской горбольнице № 2 Владивостока есть ребятишки, подходящие для усыновления.

13 февр. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1120 от 13 февр. 2002
"Социальных" коек во владивостокской детской больнице № 2 уже не хватает для брошенных малышей и юных бродяжек. На днях многих телезрителей шокировало появившееся на экранах "бегущей строкой" объявление о том, что в детской горбольнице № 2 Владивостока есть ребятишки, подходящие для усыновления.

- Будто щенков предлагают, - возмущалась одна из тех женщин, кто позвонил по этому поводу в редакцию "В". - Приходите, мол, разбирайте! Готовы сбагрить детей кому попало. А если это окажется садист и возьмет ребенка, чтобы мучить?

Однако заведующая социальным отделением вышеназванной больницы Ирина Слезко вовсе не считает этот размещенный на местных телеканалах призыв непродуманным шагом:

- На него уже откликнулись почти 20 человек. Возможно, не все они примут окончательное решение усыновить малыша, но хотя бы несколько мальчиков и девочек с помощью нашего объявления найдут себе папу и маму. А мы всегда стараемся как можно больше детей передать именно в семьи, а не в казенные учреждения.

По мнению Ирины Евгеньевны и ее коллег, их подопечные изначально так натерпелись от бессердечия собственных родителей, что отогреть этих несчастных крох и обеспечить им нормальное детство возможно только в приемной семье, где ребенка действительно хотели, где он будет желанным и любимым.

Может, повезет и вон тем младенцам, которые сейчас тихонько сопят, накормленные молоком из бутылочек, в аккуратных кроватках социального отделения? От них матери отказались еще в родильном доме...…

А этой девчушке пришлось еще хуже: мать официально от нее не отказывалась, увезла ребенка домой, но через три месяца заглянувшая к ним медсестра ужаснулась и вызвала "скорую помощь". Мать не кормила свою девочку, и в отделение реанимации она поступила с тяжелой дистрофией - кожа да кости. Ребенок, родившийся с весом свыше трех килограммов, весил менее двух. Реаниматоры девочку спасли, а тут педиатр Людмила Яркович выхаживает ее до сих пор, пичкая питательными смесями и фруктовым пюре.

 У двухлетнего Сережи мама – девушка по вызову. Отправляясь обслуживать клиентов, она оставляла малыша соседке, которой понемногу платила за присмотр. Однажды загуляла надолго, и соседка привезла малыша сюда, в детскую больницу – мол, мне он не нужен, да и деньги кончились.

Спустя какое-то время объявилась-таки Сережина мать и забрала сына. Но прошло всего несколько месяцев, и в “ничьем” ребенке, переведенном в социальное отделение из инфекционного, Ирина Слезко узнала… того самого Сережу! Как выяснилось, его нашли брошенным в подъезде одного из домов возле рынка на Спортивной. Мальчик, очевидно, питался объедками, потому что подхватил опасную кишечную инфекцию.

Теперь Сережа здоров и сыт. Уже полгода он живет здесь, в больнице на улице Приходько. Своей маме Сережа не нужен.

Рита, которая чуть постарше этого симпатичного и смышленого мальчика, тоже оказалась здесь во второй раз.

- В прошлом году она говорила, а теперь молчит, разучилась разговаривать, - сокрушается педиатр Людмила Михайловна. – А какие у Риточки были кудри! К сожалению, волосы пришлось остричь: гниды на локонах висели гроздьями.

Замолчала Рита в результате шока, когда ее папа выбросил ее маму из окна. К слову, окно находилось невысоко, мама от ушибов оправилась, но родительских прав обоих пьяниц лишили. Восьмилетний брат Риты уже в детдоме. А как сложится ее судьба?

- Тетя, я все съела, - радостно показывает корреспонденту “В” пустую тарелочку черненькая, как галка, трехлетняя Галя.

- Ей очень хочется, чтобы ее хвалили, гладили по головке, - объясняют сотрудницы социального отделения. – Присмотритесь: у девочки шрамы от побоев, следы от ожогов. Она была как запуганный зверек, съеживалась от каждого громкого звука. Галю отобрали у родителей из-за жестокого обращения с ребенком.

Если бы Галю не изъяли сейчас из семьи злобных алкоголиков, то через пару-тройку лет – кабы жива осталась – эта девочка вполне могла бы, уйдя из жестокого дома, очутиться в другой палате упомянутой больницы, где сегодня собрали безнадзорных детей.

Милиция ловит их на вокзале и рынках, находит в подвалах и колодцах теплоцентрали и привозит в приюты, реабилитационные центры. Но, во-первых, чтобы там пожить, дети должны пройти первичное медицинское обследование, а во-вторых, почти все они из-за, скажем так, некомфортного быта больны бронхитом или пневмонией.

За дверью с табличкой “Отделение № 3” на весь длинный коридор разносится из здешней столовой увлеченный стук ложек по тарелкам. Это обедают маленькие бродяжки.

Веснушчатый пацанчик стремительно расправился с гречневым супом и солянкой, умяв при этом четыре ломтя хлеба, выпил компот, отдышался и спрашивает:

- А можно еще супа?

Съел добавку супа, попросил “еще чуть-чуть” солянки, сдобрил обед второй кружкой компота и, пыхтя, пошел в палату походкой облопавшегося под свадебным столом волка из популярного мультфильма. В своем обеденном азарте этот мальчишка был не одинок: так же яростно насыщались все остальные.

- Ни крошки не остается, - показала корреспондентам “В” опустошенные кастрюли буфетчица Татьяна Петрушенко, - все, что приношу с кухни, доедают дочиста.

Врачи без улыбки говорят, что у этих ребят организм как бы запрограммирован на создание запасов: а вдруг снова доведется жить впроголодь?

Восьмилетнего Лешу мама и ее сожитель дядя Костя били и душили подушкой. Недодушили, и мальчик скрылся из дома. Пытался жить на улице, а вскоре его доставили в городской социально-реабилитационный центр. Нынче Леша с диагнозом острый бронхит лечится в больнице на улице Приходько.

Компанию ему уже составляли ребята, у которых родители сидят в тюрьме, а сейчас Леша дружит с целой семьей с экзотической фамилией Мядомюрк. Еще не так давно они обитали в деревне Алтыновке, но мама с приятелем дядей Валерой надумали перебраться в город, где наверняка легче прокормиться. Словом, приехали всем семейством во Владивосток и стали бомжевать.

- Мы жили на цирке, - наперебой рассказывают 12-летняя Таня, 10-летняя Наташа, выглядящие как мальчики (по понятным причинам их постригли почти наголо), и 8-летний Саша. “На цирке!” – подхватывает четырехлетний Слава. На вид ему года два. – Нас оттуда забрали, потому что мама и дядя Валера не работают. У нас еще есть старший брат Костя. Но он уже самостоятельный. Ему 15 лет. Он в Москву поехал.

Скорее всего “самостоятельного” 15-летнего путешественника уже сняли где-нибудь с поезда, так что семья, может быть, воссоединится. Только вот где пятеро несовершеннолетних Мядомюрков будут жить в дальнейшем?

Они и такие же, как они, уже сегодня – головная боль для немалого числа взрослых людей. Например, выражают свое недовольство в больнице родители тех “домашних” ребят, кого положили сюда с различными серьезными заболеваниями.

- Мой сынишка и вообще плохо себя чувствует, - пожаловалась одна из мам корреспондентам “В”, - а тут еще рядом эти беспризорники носятся, матерятся, яблоки у него выклянчили, как говорится, силой.

Вряд ли удовлетворены сложившейся ситуацией и руководители фонда обязательного медицинского страхования. “Социальных” коек не хватает даже для брошенных малышей, ну а на ребят, выловленных в результате развернувшейся кампании по ликвидации беспризорничества, финансирование и вовсе не рассчитано.

Нет сомнения в том, что кампания эта давно назрела, но почему ее начали, не подготовив “плацдармы”?

Кстати, среди тех, кто действительно озабочен судьбой “отказных” малышей и уличной пацанвы, бродит идея создания в краевом центре социальной детской больницы. Сейчас не нужные матерям младенцы из родильных домов попадают в отделение новорожденных горбольницы № 1, а после первого этапа выхаживания – в социальные отделения больниц № 2 и № 3. Ну а о том, как тут оказываются безнадзорные дети, читатели “В” узнали выше.

В случае, если какое-нибудь из лечебных учреждений Владивостока местная власть перепрофилирует в социальную больницу, там можно будет сразу подлечить и маленьких, и больших ребят, одновременно решая проблему их последующего устройства в семьи, приюты, интернаты, детдома...…

Заметим, что единое место подобного профиля городу будет проще как финансировать, так и проверять. Именно в это место смогут направить свою помощь органы социальной защиты населения и спонсоры. И конкретно сюда могли бы обращаться семьи, которые хотят усыновить или взять под опеку детей.

Пока что будущие приемные родители ходят по разным адресам. Некоторые и не знают, что усыновление ребенка, например, в социальном отделении горбольницы № 2 оформляется бесплатно. И отстегивают немалые суммы некой появившейся на этом “рынке” фирме, предлагающей услуги по усыновлению...