Социальные болезни уводят на тот свет

Говорить о том, что смертность от различных заболеваний в Приморском крае растет, было бы не совсем правильно. Врачи не без удовольствия констатируют, что многие инфекции сейчас стали “управляемыми”, а значит, медицина способна снизить как заболеваемость, так и смертность. Дело не в масштабе. Пугает то, что все больше и больше людей умирает от социальных болезней, предупредить которые в одиночку медикам не под силу.

13 февр. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1120 от 13 февр. 2002
Говорить о том, что смертность от различных заболеваний в Приморском крае растет, было бы не совсем правильно. Врачи не без удовольствия констатируют, что многие инфекции сейчас стали “управляемыми”, а значит, медицина способна снизить как заболеваемость, так и смертность. Дело не в масштабе. Пугает то, что все больше и больше людей умирает от социальных болезней, предупредить которые в одиночку медикам не под силу.

На столе перед Дмитрием Масловым, главным врачом центра госсанэпиднадзора в Приморском крае, лежит листок со скупыми цифрами. 869 человек – именно столько умерло в нашем крае за прошедший год от инфекционных заболеваний. Из них 753 человека скончались от туберкулеза. Эта цифра несколько меньше, чем в предыдущем году, но говорит она сама за себя. Врачи по праву считают туберкулез скорее социальной проблемой, нежели медицинской. Улица, подвалы, вечные скитания из одного места в другое ставят свою черную метку на судьбах многих. Примерно 90 процентов людей, умерших от туберкулеза, были социально дезадаптированы. Наибольшее число заболевших именно среди бомжей и зеков.

Чтобы не допустить разгула заразы, с 1999 по 2004 год в Приморье работает краевая программа “Неотложные меры борьбы с туберкулезом”, на реализацию которой деньги идут как из краевого, так и из федерального бюджета. В прошлом году на 27 миллионов рублей, поступивших от федералов, медицинские учреждения края были снабжены необходимыми препаратами. На краевые деньги закупается и оборудование. Сергей Некрасов, главный врач Приморского краевого противотуберкулезного диспансера, пояснил, что социально дезадаптированных стараются обследовать, ведут посписочный учет лиц. Если необходимо, проводят лечение в краевом диспансере. Программа медленно, но верно дает свои результаты: рост заболеваемости и количество летальных исходов снижаются.

Но туберкулез не один в этом черном списке. По сравнению с позапрошлым годом в два раза увеличилась смертность от геморрагической лихорадки с почечным синдромом. Эту, на первый взгляд, экзотическую болезнь можно подхватить не в жаркой Африке, а подъезде родного дома, потому что разносчиками заразы являются грызуны. Врачи забили тревогу уже давно. Еще в начале осени прошлого года в редакции “В” раздался звонок из городской клинической больницы № 2, прозванной в народе “тысячекоечной”. Врачи травматологического отделения были шокированы – многие пациенты попадали к ним именно после встречи с крысами. А в декабре прошлого года буквально кричала SOS Владивостокская городская дезинфекционная станция, ведь запасов ядохимикатов, способных спасти город от нашествия грызунов, оставалось на 10-15 дней. В целом работа станции не оплачивалась аж с июля.

- А что вы удивляетесь? - спрашивает Дмитрий Маслов. - Практически на всей территории Приморского края главы администраций прекратили финансирование плановых дератизационных мероприятий. Еще лет пять-шесть назад к этому вопросу подходили очень серьезно, поэтому борьба с грызунами была на более высоком уровне. Сегодня решение вопроса упущено, грызуны обитают практически везде, и как следствие - резкий рост заболеваемости и смертности.

И все же 7 февраля между администрацией Владивостока и городской дезинфекционной станцией заключен договор на обработку жилья. Но как часто будут поступать деньги на приобретение ядохимикатов, сказать трудно. Марина Самойленко, заведующая профилактическим отделом станции, пояснила, что до сих пор за городскими властями висит долг с июля прошлого года. С запасами ядохимикатов на станции туго, но специалисты стараются не прекращать обработку жилых зданий.

В 2001 году возросла смертность от отравления алкоголем и его суррогатами. За год в крае умерло 366 человек, а значит, каждый день отравленная бутылка уносила жизнь одного несчастного. Совсем недавно очередной подпольный завод накрыли в Трудовом. А желающих сколотить рубль на огненной воде ничуть не меньше, чем желающих приобрести ее за копейки.

И все же врачи не сидят сложа руки. Активная вакцинация против гриппа и клещевого энцефалита позволила в несколько раз сократить заболеваемость и смертность от этих недугов. Уже второй год в крае держится невысокий уровень заболеваемости ОРВИ, а об эпидемии гриппа и речи не идет. Но что конкретно могут сделать медики с отсутствием денег на уничтожение крыс, безнаказанно гуляющих по улицам и домам, и с опасным для здоровья “сучком”, выпущенным в подвале соседнего дома? Взвалить весь груз ответственности на плечи медработников было бы не совсем правильно. А многие социальные недуги пора уже лечить не горькими пилюлями, а административными мерами.