Почтовый голубь приносит картины

Марки… Мы привыкли видеть их на конвертах, воспринимая как неотъемлемый атрибут, лишенный самостоятельного значения. Конверт долой, а с ним и марку…

8 февр. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1118 от 8 февр. 2002

 Марки… Мы привыкли видеть их на конвертах, воспринимая как неотъемлемый атрибут, лишенный самостоятельного значения. Конверт долой, а с ним и марку…

И лишь для избранных маленькие квадратики – это целая жизнь, эпоха, философская концепция. Среди них художник Федор Морозов.

Для него марки – окно в иной мир, не имеющий границ. Мир искусства.

- Я не филателист в привычном понимании этого слова, - говорит Федор. – Меня интересуют только марки с репродукциями произведений современного искусства. Можно было бы собирать, например, буклеты знаменитых художников или каталоги выставок. Но это возможно лишь в пределах одного города, в лучшем случае, страны. Марки – другое дело. Они позволяют открыть новую звезду, которая появилась в мире искусства. Это знание позволяет двигаться в каком-то направлении. Смотришь, если художник близок твоему собственному видению, интересуешься дальше…

Итог интереса – история современного искусства. Тут не обойтись без некоего экскурса. Дело в том, что сам Морозов вполне имеет право быть ценителем, осуществляющим отбор. Состоявшийся яркий художник с собственным художественным кредо, он и письмо (звено в причинно-следственной цепочке «марка - искусство») считает одним из живописных средств.

Что для него письмо? Символ связи между людьми, знак положительной энергии, потребность облечь в слова события и чувства. Особенно остро Федор Михайлович почувствовал это в последнее время. Он пишет своей 87-летней маме на Алтай, не имея возможности поехать. Получает от нее ответные весточки. Из этих белых конвертов рождается их общее пространство, иная реальность. Одну из его картин условно так и можно назвать – «Письмо»: две фигуры в ярко-синем квадрате, вместо лиц – разорванный на две половинки конверт. Синий цвет – вода, первичная стихия всего живого, конверт – человеческий разум. К слову, выставка, к которой сейчас готовится художник (уже сверстан буклет) так и называется «Аквариум». Снова вода – аква. Эта часть слова есть и в названии техники, в которой работает художник, - акварель. И в нее Федор вкладывает особый смысл – прикасаясь к белому пространству листа, художник нарушает идеальную гармонию белого цвета. Взамен он должен создать другую гармонию. Иначе мир изменится.

Эти философские изыски Морозов формулирует неспроста, они служат неким мерилом самобытности, исключительности работ, которые изображены на марках.

- Кажется, ну чего мы не видели? Изобрести новое в искусстве в принципе невозможно. Но можно работать с формой. Современное искусство идет по этому пути, - говорит Федор.

Между прочим, многие работы Федора Михайловича – дань уважения художникам из его коллекции Стюарту Дэйвису, Фрэнку Стелле, Полю Дельве, Жану Карзу. А его альбомы с марками не похожи на традиционные филателистические: на странице – одна марка, далее – информация о художнике и его творчестве. Это принципиально. Если ничего не удается отыскать, Федор безжалостно избавляется от марки. Тому есть свое объяснение. Настанет час, и альбомы, по замыслу собирателя, воплотятся в книгу по новейшему искусству. К примеру, марки, выпущенные после ярмарки современного искусства в Касселе. Эксклюзив? Безусловно. В коллекции – марки многих стран. Приходят они разными путями – одни дарят завзятые филателисты, другие присылают из-за рубежа. Недавно в коллекции появилась марка от Кристин Стилл, бельгийской художницы, которая побывала в Приморье осенью. Но больше всего – французских, немецких, американских, которые стали печатать в США в последние годы. Лидирует Франция - здесь выпускают три марки в год, посвященных современному искусству.

К сожалению, его историю не проследить по российским маркам – ХХ век ознаменовался выходом в свет лишь двух изображений: картин Шагала и Малевича, которые, конечно, есть в коллекции Морозова.