Авангард на сцене молодежного театра

Горевать или радоваться – дело каждого, но есть констатация факта: отечественная драма в ХХ веке прошла мимо театра абсурда и авангарда. Новая премьера театра молодежи «Королева насекомых» – представление, безусловно, усложненной формы, почти лишенное традиционного развития действия, спектакль-импровизация. Изломанная, практически не шедшая на российской сцене пьеса американского классика Теннесси Уильямса, постановка молодого режиссера Сергея Лепского, декорация и костюмы Александра Куценко. Для обоих “Королева насекомых” стала дебютом на профессиональной сцене.

1 февр. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1114 от 1 февр. 2002

 Горевать или радоваться – дело каждого, но есть констатация факта: отечественная драма в ХХ веке прошла мимо театра абсурда и авангарда. Новая премьера театра молодежи «Королева насекомых» – представление, безусловно, усложненной формы, почти лишенное традиционного развития действия, спектакль-импровизация. Изломанная, практически не шедшая на российской сцене пьеса американского классика Теннесси Уильямса, постановка молодого режиссера Сергея Лепского, декорация и костюмы Александра Куценко. Для обоих “Королева насекомых” стала дебютом на профессиональной сцене.

Драма Уильямса невелика по объему, потому режиссер смело и достаточно органично ввел в спектакль в качестве действующего лица самого Уильямса, который читает текст своих дневников. Происходящее на сцене - странно и непривычно, рассчитано и на молниеносное эмоциональное восприятие, и на раздумья, ассоциации, жизненный опыт. Пересказать содержание увиденного сложно. Да и надо ли? Это спектакль о бытии и смерти, о муках творчества, о разрушительной силе повседневной пошлости, немного о любви. И главное, по-моему, о вселенском, космическом одиночестве…

Рассказано об этом языком авангарда, на котором давно и привычно разговаривает европейский театр. Для большинства из нас этот философский усложненный язык, увы, малоприемлем. Но кто сказал, что современный театр должен идти только по проторенной дороге психологического реализма? Убеждена, что многие молодые зрители воспримут новую форму легче и органичнее, чем воспитанные на бытовой сценической правде люди старшего поколения. Молодому режиссеру Сергею Лепскому интересен авангардный театр. И слава богу! Остается лишь пожелать по мере сил развивать это направление. И пусть зритель открывает в нем для себя красоту и глубокий смысл, пусть не стремится разгадать согласно привычным бытовым реалиям каждый сценический миг. Поверьте, “Королева насекомых” дарит удивительные открытия. Прекрасно условное оформление, одним из элементов которого стали маски. Может быть, они символ многоликости творчества. В сценографии и в изысканных нежитейских костюмах персонажей лишь три цвета: белый, черный, красный. Это эффектно, сценично, по-моему, мудро. Жизнь, смерть, страсть?.. Чистота, коварство, фанатизм?.. Да мало ли еще ассоциаций. Черное причудливо переплетается с белым, слезы переходят в тихую радость, и мужчины и женщины готовы соединиться в любовном пожатии. Но пошлый быт, грязь и тараканы, все зло мира не дают их пальцам сомкнуться…

Беспокойный, постоянно меняющийся свет, звуки джаза, изломанная нервная хореография, странная массовка с безжизненными набеленными лицами, где каждый персонаж оказывается обитателем нищей ночлежки Нового Орлеана со своей непростой судьбой, вдруг неожиданно перекликающейся с нашими судьбами… И в центре постоянно меняющейся композиции инфернальная женщина в прозрачном снежном одеянии, белизна которого отталкивает от себя грязь и ничтожность окружающего ее быта. Людмила Павлова ведет роль на трагедийно высокой ноте.

Режиссер предложил господам актерам совершенно незнакомый им способ существования. Пожалуй, действо удалось. И хотя чересчур бытовая приземленная речь актеров не вяжется с формой джазовой импровизации, все же это поиск себя в разных формах и жанрах. Здесь эксперименту – самое место, театр-то молодежный. И где, как не в нем, пробивать дорогу авангарду?

Звучит последний монолог “Королевы насекомых”, в притихший зал летят слова о прекрасных нежных розах, для которых ни у кого так и не нашлось вазы…