В рабство по собственной воле, или Кому выгоден бербоут-чартер?

Непрекращающаяся битва за “голубые” супертраулеры уже набила порядочную оскомину не только непосредственным ее участникам, но и сторонним наблюдателям. Стороны конфликта приводят самые разнообразные доводы своей правоты, самый значительный из которых выглядит так, что в случае их потери России будет нанесен непоправимый экономический ущерб. Между тем неумолимая статистика свидетельствует, что от эксплуатации “голубых суперов”, как, впрочем, и иных рыбодобывающих судов, арендованных отечественными компаниями на условиях бербоут-чартера, Россия ежегодно теряет десятки миллионов долларов.

26 дек. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1096 от 26 дек. 2001
Непрекращающаяся битва за “голубые” супертраулеры уже набила порядочную оскомину не только непосредственным ее участникам, но и сторонним наблюдателям. Стороны конфликта приводят самые разнообразные доводы своей правоты, самый значительный из которых выглядит так, что в случае их потери России будет нанесен непоправимый экономический ущерб. Между тем неумолимая статистика свидетельствует, что от эксплуатации “голубых суперов”, как, впрочем, и иных рыбодобывающих судов, арендованных отечественными компаниями на условиях бербоут-чартера, Россия ежегодно теряет десятки миллионов долларов.

Дело в том, что схемы бербоут-чартера являются вполне законным способом доступа иностранных компаний в исключительные экономические воды России. При этом российские компании, использующие рыбодобывающие суда на условиях бербоут-чартера, фактически доплачивают иностранцам за уничтожение российских биоресурсов.

Сунул Грефа руку в...

В настоящее время иностранцы получают доступ к российским морским биоресурсам двумя способами. Первый - по межправительственным соглашениям между Российской Федерацией и страной, где зарегистрировано иностранное предприятие. Второй - путем приобретения квот на аукционах, проводимых Министерством экономического развития и торговли РФ (МЭРТ) под руководством Германа Грефа.

Выделение квот на континентальном шельфе РФ для иностранных компаний осуществляется на основании федерального закона “О континентальном шельфе Российской Федерации”, в соответствии с которым иностранные компании могут использовать морские биоресурсы только на основе международных договоров.

Квоты в исключительной экономической зоне России для иностранных компаний выделяются на основании федерального закона “Об исключительной экономической зоне Российской Федерации”. В соответствии с данным законом иностранцы могут использовать морские биоресурсы после того, как будут удовлетворены все заявки российских компаний. При этом иностранцы могут приступить к освоению наших биоресурсов только в том случае, если отечественные компании уже не в состоянии освоить весь объем допустимых уловов заявленных биоресурсов в конкретных промысловых районах и только в соответствии с международными договорами.

Таким образом, в России установлен единственно законный порядок выделения квот иностранным лицам: только после удовлетворения всех заявок российских компаний и только на основании международных договоров.

Однако помимо выделения квот на основании межправительственных соглашений Минэкономразвития во главе с Германом Грефом посчитало, вероятно, что иностранцам слишком мало достается российской рыбы, и 10 января 2001 г. своим приказом № 3 предоставило иностранным лицам право на использование морских биоресурсов РФ еще и путем доступа к промышленным квотам, предназначенным для продажи на аукционной основе.

По мнению руководителей рыбодобывающих предприятий, сами по себе аукционы - это доказательство полной неспособности государства проконтролировать распределение собственных биоресурсов. При введении аукционов действовал принцип - если мы не можем проконтролировать движение уже добытых морепродуктов, то мы продадим вам еще не добытые. Российские СМИ неоднократно сравнивали введение аукционов с реформами Чубайса, которые проводились под лозунгом: “Если мы не можем эффективно управлять госсобственностью, ее нужно распродать”. Вернемся к допуску в наши воды иностранных компаний в результате этих самых пресловутых аукционов.

Согласно порядку проведения торгов, утвержденному МЭРТ, участниками аукционов могут быть юридические и физические лица, обладающие правом на осуществление добычи водных биологических ресурсов в соответствии с действующим законодательством РФ. Российское законодательство определяет две категории таких лиц: российские и иностранные. Причем российские ИМЕЮТ БЕЗУСЛОВНОЕ И ПРИОРИТЕТНОЕ ПРАВО НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВОДНЫХ БИОРЕСУРСОВ. Иностранные юридические лица могут вести промысел водных биоресурсов в особом порядке, а именно только после удовлетворения всех заявок российских лиц и ТОЛЬКО НА ОСНОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ.

Таким образом, право иностранных лиц на участие в аукционах, предусмотренное приказом Минэкономразвития от 10 января 2001 г., не соответствует и противоречит некоторым статьям федеральных законов “Об исключительной экономической зоне Российской Федерации” и “О континентальном шельфе Российской Федерации”. В соответствии с Конституцией РФ в случае, если нормативный акт министерства противоречит федеральному закону, то применению подлежит федеральный закон.

Следовательно, в настоящее время правительство не вправе допускать иностранные компании к участию в аукционах. Однако несмотря ни на что, по каким-то неведомым причинам оно это делает. По мнению многих специалистов, для допуска иностранных лиц к участию в таких аукционах требуется изменить действующие федеральные законы. Однако в любом случае такие изменения не могут предоставить равный доступ к использованию морских биоресурсов для российских и иностранных лиц. Это обусловлено приоритетом норм международного права над нормами национального права, установленного Конституцией РФ.

Иные способы допущения иностранных рыбаков в наши воды российским законодательством не предусмотрены. Однако они есть. При этом экономический и экологический урон от деятельности иностранцев в наших водах несравнимо больше, чем доходы от официальных продаж квот иностранным предприятиям. Вполне официальный, но никем не признаваемый способ допуска в наши воды иностранцев - это использование отечественными компаниями в российских водах рыболовецкого флота, взятого в аренду по договорам бербоут-чартера.

В рабство по собственной воле

Практически весь цивилизованный мир старается не брать рыбопромысловые и рыбоперерабатывающие суда в аренду на условиях бербоут-чартера. Это не только невыгодно, но и противоречит всякому здравому смыслу. Именно поэтому бербоут получил свое развитие прежде всего благодаря транспортным перевозкам. Справедливости ради нужно заметить, что практика бербоут-чартера по рыболовным судам существует в странах Единой Европы. Однако там особенные условия, которые нельзя сравнивать с российскими. Если попытаться привести примеры из мировой практики, более-менее адекватные российской действительности, то можно обратиться к опыту США.

В истории этой страны был единственный случай, когда рыболовецкое судно, принадлежащее американской компании по договору бербоут-чартера, зашло в территориальные воды Америки. НО ДЛЯ ЭТОГО ПОТРЕБОВАЛОСЬ, НИ МНОГО НИ МАЛО, РАЗРЕШЕНИЕ . . . КОНГРЕССА США. Американцы вообще ревностно относятся к своей безопасности, в том числе и продовольственной. Там уже давно поняли, что бербоут-чартер - это крайняя мера, прибегать к которой необходимо в самых безвыходных обстоятельствах.

Правительство Советского Союза, а потом и Российской Федерации в 1998 г. решило, что оно умнее мирового разума, и все-таки ввязалось в авантюру строительства судов и выкупа их через бербоут-чартер. Впрочем, когда проект строительства промыслового флота на иностранных верфях только начинался, ничто не предвещало беды. Наоборот, перспектива приобретения новых суперсовременных судов за границей на лизинговой основе выглядела привлекательно и сулила многообещающие прибыли всем сторонам сделки. Не случайно специально созданное советско-британское совместное предприятие “Рыбкомфлот” за шесть лет успело поставить российским судовладельцам 60 судов.

Суда были действительно современные, высокопроизводительные, оснащенные новейшим оборудованием, в том числе и технологическим, и, что немаловажно, комфортабельные. По своим показателям они намного превосходили имеющиеся у российских рыбаков аналогичные суда отечественной, германской или восточноевропейской постройки. Поэтому российские компании, получившие их в аренду по договорам бербоут-чартера, были довольны. До поры до времени. Точнее - до тех пор, пока не выяснилось, что построены они были по завышенным в два раза ценам. А вскоре оказалось, что эксплуатация этих судов не только не дает прибыли предприятиям, но и “съедает” все их финансовые запасы.

Тем не менее суда находятся в России. Они работают в нашей экономической зоне, добывают наши морепродукты и приносят прибыль кому угодно, но только не российским компаниям. Почему так происходит? По словам Юрия Диденко, президента ОАО ХК “Дальморепродукт”, причина в откровенно кабальных договорах бербоут-чартера, заключенных с собственниками судов. Например, сегодня эксклюзивное право распоряжаться выпущенной “суперами” продукцией принадлежит иностранным компаниям, навязанным рыбопромышленникам руководством все того же “Рыбкомфлота”. Вот и получается, что арендные платежи за лизинг судов, превосходящие все мыслимые и немыслимые размеры, уходят за границу. Практически вся продукция также бесследно исчезает в данном направлении. Более того, агентами по реализации продукции являются также иностранные компании, которые за свои услуги берут значительную часть полученных средств. Таковы условия лизинга данных судов. Польза от них Приморскому краю и России только в том, что платятся в бюджет налоги, за отечественными рыбаками сохранены рабочие места и получать они стали сносную заработную плату. И все.

А деньги где? Где деньги?

Стандартная схема бербоут-чартера заключается в следующем. При острейшем дефиците рыболовецкого флота у всякой уважающей себя российской компании возникает желание приобрести себе новое судно. Единовременно заплатить за него всю сумму компания не может - слишком дорого. Кредит в российском банке не возьмешь - или не дадут, или дадут под неподъемные проценты. Можно взять в иностранном банке под 8-9% годовых в валюте, но иностранный банк такой кредит в Россию не даст, его можно получить, если заемщиком выступит офф-шорная компания. Остается один выход - взять судно в лизинг. Но поскольку в России практически нет нормальных лизинговых компаний, которые бы предоставляли суда на выгодных условиях, отечественный рыбопромышленник обращает свои взоры за границу. А там его уже ждут.

Так в российской компании появляется благодетель из далекого офф-шора. Он клянется в том, что готов посодействовать выделению кредита на строительство судна, но для этого заказчик должен пообещать ряд преференций: продавать ему рыбопродукцию в определенных объемах и по определенной цене (т. е. по очень заниженной цене), заключать с ним соглашения на управление построенным судном и т. д. Кроме того, как правило, и правительство обязуется выделять квоты на это судно в течение всего срока возврата кредита. Судно получает право плавания под российским флагом, право работы в экономической зоне России. Так иностранцы получают доступ к российским биоресурсам. Именно так и действовали предприимчивые руководители “Рыбкомфлота”, пропихнувшие в Приморье 15 “голубых” супертраулеров испанской постройки.

Вскоре заказчик судна, или его очередной арендатор, заключивший кабальные договоры на поставку выловленной рыбопродукции, с удивлением обнаруживает, что выловленной рыбы никак не хватает на то, чтобы расплатиться за судно. И тут начинается. Судебные тяжбы, взаимные иски, международные скандалы, аресты судов в различных портах мира и т. д. Но самое главное - это бесконечное, безвозмездное и беспредельное использование иностранцами российских биоресурсов. Кредит в любом случае никогда не погасится, а судно никогда не перейдет в собственность российской компании.

Именно в бербоут-чартерных схемах происходит основной “увод” денег. В российской прессе приводились цифры, что из $3-4 млрд., вращающихся на рыбном рынке, половина просто уходит через эти схемы...

Государственность по-ишаевски

Из “Ставок лизинговых платежей по бербоут-чартеру” МРКТ “Содружество” (один из 14 “голубых суперов”, находившихся в бербоуте у дочерней компании “Дальморепродукта” ООО “ДМП-Троулерс”) следует, что:

- стоимость судна при оплате единым платежом - $16,4 млн.;

- стоимость судна по лизингу - $26,4 млн.;

- общая сумма лизинговых платежей в соответствии с графиком ежегодных платежей за 10 лет составит более $58 млн.

Аналогичная финансовая ситуация с лизинговыми платежами и по остальным судам данного типа, которые на данный момент принадлежат иностранной компании “Берген индастриз энд фишинг корпорейшн” (Монровия, Либерия) и зарегистрированы в порту Вила Республики Вануату. Фирма “Берген”, в свою очередь, заложила “супера” компании Yerania Investments Company Limited, срок платежа наступает 30 сентября 2003 г. Сумма залога по каждому судну составляет $71,5 млн. при остаточной стоимости судов от $16,4 млн. до $19,8 млн. В случае неуплаты судовладельцем залоговых сумм в указанные сроки эти суда переходят в собственность залогодержателя. ТЩАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ЦИФР ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ПОРУЧЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ПО ВОЗВРАТУ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ, ЗАТРАЧЕННЫХ НА СТРОИТЕЛЬСТВО ЭТИХ СУДОВ, НЕ БУДУТ ВЫПОЛНЕНЫ НИКОГДА.

На этом фоне борьба ОАО ХК “Дальморепродукт” за “голубые супера” выглядит, мягко говоря, несколько странно. Смеем предположить, что сами суда Юрию Диденко не нужны. Битва идет прежде всего за деньги, полученные от реализации продукции, которые ушли за границу и не вернулись в “Дальморепродукт” и “ДМП-Троулерс”.

Примечательно, что сейчас за эти суда активно сражаются сразу несколько структур. Среди них губернатор Чукотки Роман Абрамович и губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев. Самое интересное, что Ишаев уже сумел отхватить себе 3 “супера” из 14. Новый российский арендатор - хабаровская компания “Востокрыбфлот”, тесно связанная с Виктором Ишаевым, 27 ноября 2001 г. уже представила в Госкомрыболовства РФ три договора аренды на условиях бербоут-чартера на суда МРКТ “Сотрудничество”, “Суверенитет” и “Борис Трофименко”. Характерно, что генеральный директор “Востокрыбфлота” г-н Некрашевич имеет двойное гражданство (российское и американское) и практически безвылазно проживает в США.

Ну, с г-ном Абрамовичем все понятно: он давно и успешно специализируется на операциях подобного рода. Что же касается хабаровского государственника Ишаева, то нынешняя его активность в деле “голубых суперов” вызывает, по меньшей мере, недоумение. Неужто маститый ученый, автор концепции социально-экономического развития России не понимает всю пагубность и антигосударственность существования в России бербоут-чартерных схем в рыбодобывающей промышленности. Впрочем, очевидно, что у Виктора Ивановича есть на этот счет свои соображения...