Дождались!..

Мне повезло: свой избирательный участок я, впервые голосующий во Владивостоке, нашел довольно быстро, хотя организаторы кампании сделали, казалось бы, все возможное, чтобы затруднить поиск. Ни единого указателя в микрорайоне, ни одного объявления с адресом вожделенной урны! Оставалась надежда на почтовый ящик, но, увы, в груде кандидатских агиток «пригласительный билет» избиркома отсутствовал. Как не висели на «заборах» списки тех, кто баллотируется в ЗакС или доизбирается в городскую думу от нашей территории. И спросить-то не у кого! На часах 9 утра, а дворы девственно пусты. К счастью, из подвала соседней пятиэтажки вылез мужик бомжеватого вида и любезно указал место отправления народовластия.

11 дек. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1089 от 11 дек. 2001
Мне повезло: свой избирательный участок я, впервые голосующий во Владивостоке, нашел довольно быстро, хотя организаторы кампании сделали, казалось бы, все возможное, чтобы затруднить поиск. Ни единого указателя в микрорайоне, ни одного объявления с адресом вожделенной урны! Оставалась надежда на почтовый ящик, но, увы, в груде кандидатских агиток «пригласительный билет» избиркома отсутствовал. Как не висели на «заборах» списки тех, кто баллотируется в ЗакС или доизбирается в городскую думу от нашей территории. И спросить-то не у кого! На часах 9 утра, а дворы девственно пусты. К счастью, из подвала соседней пятиэтажки вылез мужик бомжеватого вида и любезно указал место отправления народовластия.

Комната в ЖЭУ-25, где проходило таинство выбора, была по периметру заполнена народом: члены УИК № 321 плюс наблюдатели от кандидатов и общественности. Все мрачны, как на похоронах. Дополняли кладбищенские ассоциации две урны, очевидно, с прахом упокоившейся демократии. И то: за первый час работы избирательного участка их щелями воспользовались лишь трое голосующих. Из 2597 занесенных в списки.

- Ожидаемый результат! – прокомментировал обстановку председатель комиссии Анатолий Лебедев. – Народ не идет. Даже из жильцов этого дома, где мы сейчас находимся, - никого, хотя в трусах без проблем спуститься…...

По признанию Анатолия Васильевича, за полтора предыдущих месяца к ним в участковую комиссию, да и в окружную тоже, не заглядывал ни один избиратель, никто не пожелал взять открепительный талон. «А мы ждали!»

С другой стороны, какой смысл в талоне, если он действителен только в данном округе? Вот если бы избиратель мог воспользоваться им на «чужой» территории, размечтался Лебедев. Добавьте сюда невозможность досрочного голосования для уезжающих за пределы своих округа и края, и станет очевидно, что многие жители Приморья фактически лишены конституционного права выбирать.

Впрочем, это право нынче не в цене. На вопрос, пойдет ли он сам голосовать, председатель комиссии ответил: «Не знаю…»