Как на тоненький ледок…

На Суйфуне – прежнее название реки Раздольной – встал лед. По протокам его толщина достигает 4-5 сантиметров и свободно держит людей, на мелководье даже заезжают на мотоциклах с колясками. А вот по основному руслу ходить надо с опаской. По стремнине и в глубоких местах ледовое покрытие не превышает 3 сантиметров.

5 дек. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1086 от 5 дек. 2001

 На Суйфуне – прежнее название реки Раздольной – встал лед. По протокам его толщина достигает 4-5 сантиметров и свободно держит людей, на мелководье даже заезжают на мотоциклах с колясками. А вот по основному руслу ходить надо с опаской. По стремнине и в глубоких местах ледовое покрытие не превышает 3 сантиметров.

Журналисты «В», решившие написать репортаж о начале сезона подледной рыбалки, сами ощутили его непрочность. В поисках знакомых из рыбацкой артели бывшего колхоза имени Чапаева двинулись от дороги на правую сторону главного русла Суйфуна к зимней стоянке. И ведь предупредили местные жители: «Как пойдете тудой, держитесь друг от дружки на три метра, а то не выдержит лед». Не послушались, а дистанции в два метра оказалось недостаточно. Уже когда вышли на середину фарватера, послышались глухое урчание и хлопки. Лед стал трескаться, и по нему побежали многометровые полосы-трещины. А сам он начал прогибаться. Под тонким и прозрачным слоем было видно, как несется река. Пришлось быстро, но осторожно расходиться в разные стороны. И ведь ходили зря. Так и не нашли чапаевцев.

Поэтому отправились на протоку, что напротив села Кипарисово в Надеждинском районе. Несмотря на то, что уже смеркалось, здесь находилось несколько десятков человек. Азарт рыбалки не мог оторвать людей от любимого занятия. Никого не пугали морозная погода и северный пронзительный ветерок. Рыбаки-любители собрались не только из близлежащих поселков и сел Вольно-Надеждинского, Тавричанки, Раздольного, Нового, Кипарисово, но и из Уссурийска и Владивостока. На первый лед съехались даже целыми семьями. Одна женщина надвинула на брови шапку: «Ой, не надо меня снимать, меня же сослуживцы и соседи привыкли видеть в офисной одежде». Но при этом рыбачить не прекратила, и возле нее продолжала расти горка маленьких рыбок от 5 до 20 сантиметров каждая.

Ловили корюшку – «песчанку», или «писуч», каждый называл по-разному. Возле небольших лунок стоя и сидя рыбаки-любители дергали постоянно «самодуры». И практически каждый взмах приносил серебристую добычу. Один пенсионер из Артема похвастал уловом. «Вот на поролон поймал. С раннего утра здесь сижу. Наверное, с полтысячи штук будет. Детям развезу, друзей угощу, самим с женой на жареху останется и кота побалую». Люди не могли не нарадоваться улову. Ведь еще неделю назад на рыбалку приходилось отправляться на лодках или искать рыбацкого счастья с берега.

Чуть поодаль от любителей работали настоящие профессионалы. И тоже старались не лезть на стремнину, по крепкому льду недалеко от берега вдоль реки пробили свои лунки. Они на «самодуры» не разменивались. Ловили мелюзгу неводами. И от общения с журналистами уклонились.

…Уже выбравшись на трассу в сторону дому, подъехали к продавцам корюшки у дороги. На импровизированных лотках в каждом полиэтиленовом кулечке находилось, на первый взгляд, два-три десятка корюшки. «Почем рыбка?» - «Да за 20 рублей отдам, ее сейчас много». Прикупив по кульку, мы поехали во Владивосток.