О сверхприбылях “Бора”, офф-шорах, или Что впереди?

В августе 1999 года в Дальнегорске ОАО “Энергомашкорпорация” и ОАО “Бор” - крупнейший в России производитель боропродукции создали совместное предприятие ОАО “Энергомаш-Бор”. “ЭМК”, зарегистрированная в Архангельской области, выступила инвестиционным партнером для испытывавшей серьезный кризис горнорудной компании, попавшей за год до этого под внешнее управление. Плюсы “ЭМК” были в том, что у компании имелась развитая сеть региональных представительств по всему миру.

2 нояб. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1070 от 2 нояб. 2001

В августе 1999 года в Дальнегорске ОАО “Энергомашкорпорация” и ОАО “Бор” - крупнейший в России производитель боропродукции создали совместное предприятие ОАО “Энергомаш-Бор”. “ЭМК”, зарегистрированная в Архангельской области, выступила инвестиционным партнером для испытывавшей серьезный кризис горнорудной компании, попавшей за год до этого под внешнее управление. Плюсы “ЭМК” были в том, что у компании имелась развитая сеть региональных представительств по всему миру.

Кроме того, корпорация обещала создать в Дальнегорске новые рабочие места, полностью загрузить производственные мощности.

Однако многим показалось, что влияние “ЭМК” на “Бор” вышло из-под контроля. Краевая администрация и федеральные структуры забили тревогу. В этой статье мы хотели бы привести свое видение ситуации. В последнее время в краевой прессе опубликованы статьи, поставившие целью окончательно добить “Энергомашкорпорацию”. В них авторы, не утруждая себя какими-либо экономическими расчетами, пользуясь в основном предположениями и слухами, утверждают о мифических офф-шорных зонах, куда “Энергомашкорпорация” якобы переправляла огромные капиталы, получаемые от продажи боропродукции.

Сначала об офф-шорах. Да будет известно авторам статей, что абсолютно все договоры по реализации боропродукции (это могут подтвердить даже рядовые сотрудники отдела маркетинга “Бора”) “Энергомашкорпорация” заключала напрямую с потребителями этой продукции, находящимися как внутри России, так и за рубежом. И поскольку “Энергомашкорпорация” зарегистрирована в Архангельской области (всем известно, что эта область находится в северной части России), то и налоги от “сверхприбылей” “Бора” “Энергомашкорпорация”, естественно, платила в российскую казну. Поэтому голословные утверждения воспринимаются руководством “Энергомашкорпорации” как домыслы людей, начитавшихся популярных статей в газетах. К слову сказать, главным в бизнесе “Энергомашкорпорации” является строительство тепловых, газотурбинных и гидравлических электростанций, а также проектирование, изготовление и продажа энергетического и промышленного оборудования, и в связи с этим доля от реализации боропродукции играла в бизнесе “Энергомашкорпорации” весьма незначительную роль.

Теперь о капиталах и сверхприбылях “Бора”. Я, как человек, много лет проработавший в финансовых организациях, буду ссылаться только на цифры, которые отражены в официальной статистической отчетности “Бора” и имеются в налоговой инспекции, казначействе и внебюджетных фондах г. Дальнегорска - в отличие от авторов некоторых статей, которые очень напоминают гоголевского Манилова, любившего сослагательное наклонение и рассуждения типа: “А хорошо было бы…”: “Как было бы хорошо, если бы “Бор” сам реализовывал свою продукцию после августа 1998 года”. При этом авторы вместе со специалистами налоговой инспекции и администрации г. Дальнегорска скромно умалчивают о том, что же нужно было делать предприятию с колоссальными долгами и убытками, накопившимися к августу 1998 года. А заключение так называемой краевой комиссии по наблюдению за эффективностью управления на предприятии с 66-процентным государственным пакетом акций не было принято даже к сведению Арбитражным судом Приморского края, т. к. оно тоже было составлено в сослагательном наклонении. Так может быть, недоброжелатели “ЭМК” знают о способах сотворения чуда в экономике?

Итак, вернемся к 24 июня 1998 года. Как известно, именно с этой даты и началось сотрудничество “Бора” и “Энергомашкорпорации”, когда главным органом управления на предприятии был забастовочный комитет. В балансе “Бора” на эту дату отражены долг по зарплате “Бора” в 26 миллионов рублей (или 4,2 млн. долларов по курсу ЦБ РФ на тот момент), просроченные кредиты банков в размере 39 млн. рублей (6,3 млн. долларов), накопленные убытки - 142 млн. рублей (22,9 млн. долларов) и кредиторская задолженность - 330 млн. рублей (53,3 млн. долларов). И вот в такой ситуации “хищник” в лице “Энергомашкорпорации”, как его не раз называет автор в своей статье, вместо того чтобы исчезнуть в мифических офф-шорных зонах за горизонтом Японского моря, вдруг, к удивлению всех, начинает заниматься каждодневными рутинными делами по наведению порядка на “Боре”. “Энергомашкорпорация” достраивает два дома, куда вселятся 120 семей работников завода, начинает строить плотину, которая надолго защитит завод и город от возможных природных явлений, что и подтвердилось во время недавно прошедшего в Приморском крае тайфуна.

Самое главное - на “Боре” начинает регулярно выплачиваться зарплата, которую забыли выплачивать трудящимся последние девять месяцев борцы с “ЭМК” в лице бывшего руководства “Бора”. Во время банковского кризиса с августа по ноябрь 1998 года “Энергомашкорпорация” за свой счет организовывает доставку денег для выплаты зарплаты трудящимся “Бора”. С июня 1998 года по октябрь 2000 года средняя зарплата увеличивается с 900 рублей до 3100. На эти выплаты начисляются дополнительные налоги в сумме 126 млн. рублей. К маю 1999 года полностью погашается долг по зарплате в 26 млн. рублей. На удешевление питания за два года израсходовано девять миллионов рублей. На организацию новых рабочих мест потрачено около 14 млн. рублей.

Полностью сохранены лагерь отдыха для детей и медсанчасть. Ежемесячно индексируется зарплата. На обновление основных фондов “Бора” ежемесячно вкладывается до 7-8 млн. рублей, впервые за последние 12 лет проведен полноценный капитальный ремонт завода, на что затрачено 30 млн. рублей. Вложено 12 млн. рублей на восстановление производства пербората натрия. Экономическое положение “Бора” становится стабильным к концу 1999 года. Налоговые поступления в 1999 году по сравнению с 1998 годом в федеральный бюджет увеличились в 18 раз, в краевой и местный бюджеты - в четыре раза, взносы в Пенсионный и другие фонды возросли более чем в три раза. Объем производства в 1999 году возрос по сравнению с 1998 годом на 30 процентов. Аналогичная ситуация по росту налогов, взносов складывалась на “Энергомаш-Боре” до октября 2000 года, то есть до момента окончания сотрудничества “Энергомашкорпорации” и “Бора”.

Подведем итоги. За два года “Энергомашкорпорация” вложила в социальное и промышленное развитие “Бора” около 595 млн. рублей, или - по сегодняшнему валютному курсу - около 20 млн. долларов. Теперь можно задать вопрос выступившим в печати против “ЭМК”. Можно ли было заработать такие деньги на реализации боропродукции за два года? Тем более что к середине 1999 года цены на сырье и энергоресурсы достигли докризисного уровня августа 1998 года. Любой, кто может выполнить простое арифметическое действие, ответит – никогда. А это означает, что основную часть денег, инвестируемых в “Бор”, “Энергомашкорпорация” зарабатывала на своем основном бизнесе. В октябре 2000 года инвестиционные программы по “Бору” по причинам, не зависящим от “Энергомашкорпорации”, были свернуты, что может привести к весьма серьезным последствиям. И здесь нельзя не согласиться с автором статьи под названием “Сверхприбыли “Бора”, и вот почему: “Бор” абсолютно не может составить конкуренцию аналогичным производителям в США и Турции, которые контролируют сейчас 98 процентов мирового рынка боропродукции. Производительность труда на аналогичных западных предприятиях примерно в 50-60 раз выше, чем на “Боре”. Кроме этого в существующей технологии на “Боре” извлекается восемь процентов от добываемого горного сырья. Остальное складируется в виде отходов в хвостохранилищах.

Ситуация для “Бора” значительно ухудшится в 2003 году, когда Россия вступит во Всемирную торговую организацию. В режиме свободной конкуренции и снятия всевозможных заградительных ввозных пошлин “Бор” не сможет продавать свою продукцию не только в Китай и Японию, но и на внутреннем рынке России, так как будет вытеснен конкурентами, производящими более дешевую продукцию. “Энергомашкорпорация”, предвидя такую ситуацию, еще в 1999 году начала финансировать научно-исследовательские работы по новой технологии для “Бора”. На эти цели в 1999-2000 годах было израсходовано 2 млн. рублей. Были получены положительные результаты. При реализации этой технологии в 2003 году степень извлечения сырья увеличивается до 96 процентов. Объемы производства, налоговые поступления возросли бы в 12 раз. Средняя зарплата в 2003 году должна была вырасти в 10 раз по сравнению с существующей. Намечаемая инвестиционная программа реализовывалась в рамках ОАО “Энергомаш-Бор”, создание которого, как считала и считает “Энергомашкорпорация”, было единственным способом сохранения 5000 рабочих мест и производства боропродукции в России.

В отдельных публикациях усматривается положительное в том, что новым управленцам удалось вернуть имущество из “Энергомаш-Бора” в “Бор”. К сожалению, ничего положительного в этом факте нет, так как элементарные расчеты показывают, что стоимости нескольких таких предприятий, как “Бор”, недостаточно, чтобы расплатиться с кредиторами в 2008 году. Да и везде пишется, что финансовое состояние “Бора” постоянно ухудшается. А ведь до октября 2000 года и “Бор”, и “Энергомаш-Бор” не имели долгов по текущим платежам кредиторам, по зарплате и налогам. Сейчас сумма этих долгов по обоим предприятиям исчисляется сотнями миллионов рублей. И никто не может отрицать, что до октября 2000 года были и стабильная зарплата трудящимся “Бора”, и значительные (60 процентов всех налогов) налоговые отчисления городу, и рассчитанные на будущее инвестиции “Бору”. Как никто и не может ответить на вопрос, что же творится на заводе в ноябре 2001 года и что ждет его впереди?..