Жертвы текущих крыш

Если бы все жители домов с протекающей кровлей объединились и вышли на митинг, на центральной площади не осталось бы свободного места. Дырявые крыши стали общей бедой. Пока люди тонут в собственных домах, чиновники бодро рапортуют о перевыполнении планов по ремонту кровель.

25 окт. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1065 от 25 окт. 2001
Если бы все жители домов с протекающей кровлей объединились и вышли на митинг, на центральной площади не осталось бы свободного места. Дырявые крыши стали общей бедой. Пока люди тонут в собственных домах, чиновники бодро рапортуют о перевыполнении планов по ремонту кровель.

Под крышей дома моего

В доме на Некрасова, 76, где я живу, кровля протекает уже восемь лет. Во время дождя в моей однокомнатной потоки воды текут по входной двери, ручеек бежит по стене в комнате, обои отклеиваются, хоть гвоздями приколачивай. Входная деревянная дверь однажды так разбухла, что перестала закрываться. В комнате и в прихожей во время непогоды у нас капель, приходится везде расставлять тазы. От многолетней сырости стены съедает грибок. Пытаюсь с ним бороться, но белая дрянь упорно вылазит снова. В одном месте в прихожей стена прогнила настолько, что образовалась сквозная дыра в подъезд.

Самое неприятное, что в коридоре замыкает проводку. Переключатель светильника трещит и искрится даже в выключенном состоянии. К мокрой стене лучше не притрагиваться – бьет током. Однажды чтобы спасти квартиру от пожара, заискрившуюся проводку пришлось перерубать топором. А моих соседей бьет током даже в ванной! У других течет буквально во всех комнатах и тоже грибок. И так в каждом подъезде.

Сначала мы обращались в ЖЭУ-8. Там специалисты, как профессиональные психиатры, разговаривают с жалобщиками как с тяжелобольными. Здесь же меня еще и пристыдили: мол, у всех течет, нечего делать из этого трагедию. Да и не должны ни ЖЭУ, ни вышестоящий ПЖРЭТ заниматься капитальным ремонтом, только текущим. А капремонт на совести службы муниципального заказа по ЖКХ администрации Владивостока. Кстати, в ПЖРЭТ-2 я тоже была, ходила на прием к управляющему Александру Безручко. Своими глазами видела план ремонта кровли, в котором на май 2000 года был запланирован ремонт и на Некрасова, 76. Поверила. Но ни в мае, ни позже крышу не поправили. Только в конце лета, видимо, в целях успокоения моих разыгравшихся нервов мне устроили очную ставку с еще более страдающим жильцом Борисом Васильевичем из квартиры по Некрасовскому переулку, 5. Над ним крыша протекала четыре года. Во время дождей вода била из розеток, паласы и обувь плавали. Телефонный провод пришлось перерезать, с проводкой такие же проблемы. Жену свою Борис Васильевич был вынужден отправить жить на дачу, она в городской квартире задыхалась от сырости. В свое время Борис Васильевич ракетным полком командовал, а с чиновниками не справился, его также толкали из кабинета в кабинет.

В мае 2001 года твердо решила подавать в суд. Кстати, встретила знакомую, которая оказалась в такой же ситуации, подала в суд и выиграла его. Ей отремонтировали крышу да еще заплатили 20 тысяч рублей за моральный ущерб. Пример вдохновил на борьбу, хотя женщина предупредила, что готовиться нужно к долгой схватке.

Что нужно для суда?

Первым делом я отправилась в отдел по защите прав потребителей Ленинского района. Так должен поступить каждый, кто решит бороться с бездействием чинуш. В районном отделе по защите прав вам толково объяснят, какие документы нужно собрать, помогут составить исковое заявление.

Итак, отныне каждый свой шаг я документировала. Например, когда во время летнего ливня традиционно заискрилась проводка, я вызвала аварийку из ЖЭУ, не забыв уточнить номер заявки. Теперь об этом тоже можно написать в исковом заявлении, номер заявки подтверждает факт замыкания.

Сходила в ЖЭУ, написала заявление с просьбой прислать мастера для составления акта о состоянии квартиры. Чем больше таких актов у вас будет на руках, тем лучше. Акта мне пришлось ждать долго. Оказывается, после мастера его вычитывает юрист из ПЖРЭТа, сглаживает острые моменты. Так, в своем заключении мастер осторожно пишет: “На стенах белесый налет”. Мне пояснили, что если я хочу доказать, что это грибок, нужно приглашать врача из городского центра санэпидемнадзора и делать платный анализ.

Мастер ЖЭУ обмолвилась, что лучше всего подавать исковое заявление, объединившись с соседями (в идеале всем жильцам верхних этажей дома), тогда дело будет весомее и пойдет быстрее.

Перед очередной зачисткой грибка я сфотографировала весь этот ужас. Специалисты отдела по защите прав потребителей сказали, что фотографии также могут пригодиться для суда.

Следующим моим шагом были заявления, которые я отправила заказными письмами управляющему ПЖРЭТ-2 А. Н. Безручко, начальнику городского управления муниципального заказа А. И. Шульмину и главе администрации Ленинского района С. Н. Майорову. Ответить мне должны были в течение месяца. После контрольных звонков по инстанциям выяснилось, что все ответы как один потерялись по дороге! Мне пришлось объехать инстанции и собрать ксерокопии по сути обычных отписок.

Все копии собранных документов, а также копию документа, удостоверяющего право на квартиру, нужно будет приложить к исковому заявлению.

Дальше я отправилась в районный отдел по защите прав потребителей, где мне помогли составить исковое заявление. Теперь мне нужно согласовать последние детали и отнести его в канцелярию районного суда и, выстояв громадную очередь, определиться с днем судебного заседания. Пока верю в победу.

P.S. О развитии этого дела мы будем сообщать в следующих публикациях.

Но почему мы должны так жить, мне непонятно, хоть убейте. Я, как жилец этого дома и житель этого города, делаю все, что обязана: плачу налоги, своевременно вношу за коммунальные услуги. И много лет не могу добиться, чтобы власти выполнили свои обязательства.

По нашим приблизительным подсчетам, в месяц жильцы типовой панельной девятиэтажки (старой постройки) платят за капитальный ремонт около 12 тысяч рублей (минус льготники и злостные неплательщики) и еще примерно 18 тысяч за текущий ремонт и содержание жилого фонда. Спрашивается, кому и что ремонтируют на эти деньги? Домов с текущими крышами, с трещинами в стенах, с плохой канализацией и прогнившими трубами, с битыми стеклами на площадках и давно не ремонтированными подъездами – таких домов во Владивостоке тысячи. Вести мирный диалог, призывать к уму и совести коммунальщиков, а в ответ слышать, что это Черепков развалил крыши и вообще на нашу беду денег нет, что называется, себя не уважать. Я предлагаю вспомнить, что у нас есть не только обязанности, но и права.