Мы утопаем в жилищной разрухе

Спозаранку слышишь в облезлом подъезде сиротливый шорох веника да изредка надрывный кашель местной уборщицы тети Клавы. Собираясь на работу, вдруг вздрогнешь от звона бьющегося стекла и голоса сантехника Потапова, который неделю назад тебе смывной бачок чинил: “Вот шельмы, бутылки из окон кидают”. Нет, он не пьяница. Как-то уж принято у нас считать всех жэковцев лентяями и вымогателями. Мы бурчим на них, дескать, лестницы разрушены и клумбы голые, а ведь они не виноваты в том, что “у города нет средств”. А может, существуют все-таки образцово-показательные ПЖРЭТы и ЖРЭУ? И жилые массивы, где соблюдают чистоту? На поиски подобных организаций и домов отправился ваш корреспондент.

2 окт. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1051 от 2 окт. 2001
Спозаранку слышишь в облезлом подъезде сиротливый шорох веника да изредка надрывный кашель местной уборщицы тети Клавы. Собираясь на работу, вдруг вздрогнешь от звона бьющегося стекла и голоса сантехника Потапова, который неделю назад тебе смывной бачок чинил: “Вот шельмы, бутылки из окон кидают”. Нет, он не пьяница. Как-то уж принято у нас считать всех жэковцев лентяями и вымогателями. Мы бурчим на них, дескать, лестницы разрушены и клумбы голые, а ведь они не виноваты в том, что “у города нет средств”. А может, существуют все-таки образцово-показательные ПЖРЭТы и ЖРЭУ? И жилые массивы, где соблюдают чистоту? На поиски подобных организаций и домов отправился ваш корреспондент.

И подъезды бывают красивыми

Огромные клумбы возле дома на пр. “Красного знамени”, 30 во Владивостоке, усеянные астрами, бархатцами, флоксами, ночной красавицей и сентябринками, превращают двор в какой-то райский уголок. Виноград и плющ вьются по кирпичным стенам, оплетая балконы. Даже качели на детской площадке не сломаны и отменно выкрашены. Ай да ЖЭУ, ай да молодец!

- Какой там! – быстро спустила меня на землю местная кумушка-пенсионерка из разряда тех, кого во дворах называют “справочным бюром” (представляться она намеренно не стала, боясь пересудов соседок). - Сами с тетками семена покупаем, сами землю долбим. Как-то весной собрали команду шестидесятилетних - “А ну-ка, девочки” называется - и занялись “агитационной” работой.

- Что за работа такая?

- Ходили по соседям, предлагали косогор зеленью засадить. На землю, машину и саженцы пара тысяч рублей понадобилась, вот и собирали с миру по нитке: кто трешку подкинет, кто сотню.

Пенсионерки убедили жильцов и подъезд своими силами отремонтировать. Сегодня в пятом подъезде вместо покосившейся деревянной железная дверь, свежевыкрашенные и тщательно выбеленные стены, ровненькие, не погнутые почтовые ящики.

- Администрация города выделила средства только на шестой подъезд. Там у нас депутат городской думы живет, - рассказывает старушка. - А мы люди маленькие, обижаться ни на кого не стали. Скинулись всем подъездом по 450 рублей и наняли мальчика. В подъезде-то 15 лет ремонта не делали. А оставшихся денег нам и на дверь железную хватило.

- Как же вы к начальнику ЖЭУ относитесь?

- Мужик он работящий. Другое дело, что средств не на все хватает.

Увидев начальника ЖЭУ-4 МП “ЖКХ” Владимира Дешевцова, я немного удивилась. Где это видано, чтобы начальство вместе с подчиненными грузы носило! А Владимир Иванович, закатав рукава чистой, глаженой рубашки, собственно, этим и занимался. Перетаскивал какие-то задвижки внушительных размеров.

- Мне приятно слышать, что люди зла на меня не держат, - улыбается мой собеседник. - Но не все, конечно. Бывают у нас и смешные ссоры. В прошлом году приходит ко мне пенсионерка, говорит: “Старушки хотят, чтобы плотник отверстия во входной двери вырезал - для кошечек”. Понятно, что идея бредовая. Ведь и крысы на тепло побегут, а она настаивает. Объяснять начал - кричит. А потом, видно, сама поняла, что ни к чему эти нововведения, и больше не обращалась.

- Сколько домов обслуживает ЖЭУ?

- Тридцать девять. Наши дома есть на Первой Речке, на улицах Бестужева, Мордовцева, Адмирала Фокина, проспекте “Красного знамени”, на Океанском проспекте.

- Почему такой разнобой?

- ЖЭУ обслуживает дома, которые раньше принадлежали Дальневосточному пароходству. Честно говоря, эта разбросанность не совсем удобна. В конторе меня застать сложно. Мотаюсь по всему городу. Да и без инженера и мастера тяжеловато.

- А они-то куда подевались?

- Дельные специалисты нашли другую работу. Плохих же брать не хочется.

Выходит, что и подъезды ухоженные во Владивостоке есть, и некоторых начальников ЖЭУ народ уважает. Может быть, и правильно люди делают, что не ждут манны небесной из жэков, из администраций, а за свои деньги подъезды да детские площадки ремонтируют?

На статью – плевать

- Мы тоже собрались с соседями отремонтировать лестничную клетку, а еще раньше сговорились с ними не платить по статье “Содержание и ремонт мест общего пользования”, - говорит состоятельный жилец одного из домов, принадлежащих МУП “Невельского”, что на Каплунова, 8.

- Почему такая немилость к жилищникам?- спрашиваю.

- А за что им платить? В статье написано: ремонт детских площадок. А возле песочниц контейнеры с мусором стоят, иногда и крыса размером с кошку пробежит.

- Детей не кусают?

- Бывали случаи. Малышей потом на уколы возили. Еще мы должны платить за ремонт подвалов, козырьков, стволов мусорокамер, дежурное освещение, озеленение. А вы пройдите по нашей округе и поймете, почему многие плюют на эту статью.

Отправляюсь в рейд по жилому массиву с врачом отдела социально-гигиенического мониторинга центра госсанэпиднадзора Владивостока Натальей Манаховой и мастером Инессой Самойловой. На совести МУПа 57 домов, среди них и многоподъездные гиганты, и двенадцатиэтажные “свечки”. А по протяженности этот массив почти как Фрунзенский район.

- Почему контейнеры стоят не на бетонированных площадках, как положено, а на кирпичах, деревянных брусьях, на голой земле? – строго спрашивает Наталья Владимировна. Мастер пожимает плечами в ответ.

- А у вас разве мусоропроводы не работают?- продолжает расспрашивать врач.- Планировка этих домов не рассчитана на контейнеры. А вы их суете где ни попадя: возле подъездов, на детских площадках.

- Камеры работают, но машине из МУП “СМУ” удобнее подъезжать к контейнеру, - поясняет Инесса Афанасьевна. - Вот поэтому наши женщины и надрывают животы, перетаскивая мусор из камер в контейнеры.

В домах, построенных 15-20 лет назад, ни разу не делался капитальный ремонт мусорокамер. Плитка обвалилась, загрузочные ковши оторваны, на стенах, на полу - гниль и огромные щели. Бесступенчатые лестницы кое-где походят на детские горки. Прохудившиеся контейнеры стоят перевернутыми во дворах. Как крупный габарит, этот металлолом грузовик из МУП “СМУ” вывозит один раз в месяц. Украдены люки дренажных и канализационных колодцев. На улице Патриса Лумумбы, 74 плита под углом 30 градусов отклонилась от косогора. Удивительно, как она еще не упала и никого не придавила?

Разговариваю с главным инженером МУП “Невельского” Ларисой Тегай:

- Чем МУП отличается от обычного ЖЭУ?

- Мы имеем право нанимать работников и распоряжаться деньгами, полученными за “содержание и ремонт…”...

Но зарплата и средства на дорогостоящие работы нам выделяются из городского бюджета. Неоднократно писали в администрацию города и про разрушенные лестницы, и про прохудившиеся кровли. Крыши 30 домов нужно ремонтировать, а обещают выделить деньги только на одну 12-этажку.

- А как же остальные 29?

- По мере возможности рабочие латают кровли, но отремонтировать все должным образом мы не можем. Иначе предприятие просто обанкротится.

Значит, в осенние ливни жители верхних этажей достанут тазики да ведра и будут молиться, чтобы непогода быстрей прекратилась. Многие просто не верят, что придет добрый дядя из “Невельского” и починит крышу.

Больше года назад во Владивостоке пытались внедрить новую схему обслуживания в ЖКХ. Проводили тендеры по закреплению микрорайонов за организациями, предложившими лучшие условия обслуживания. Похоже, система не сработала.

В департаменте по жилищно-коммунальному хозяйству и топливным ресурсам администрации края признают, что система ЖЭУ устарела и пора бы перейти на самоуправление. Потому что, считают там, люди платят достаточно большие деньги и они вправе знать о судьбе своих “капиталовложений”. А добиться этого можно при помощи кондоминиумов. Со временем каждый дом будет иметь свой совет, на котором будет решаться, в какое русло нужно направить рубли: подъезд починить или сквер разбить…...

Заманчивые перспективы. Только что-то не верится, что так мы победим разруху в ЖКХ.