Навыки спасателя не пригодились

Восьмого сентября на связь со спасательно-координационным центром во Владивостоке вышел капитан теплохода “Авиор” Иксан Юсупов. Он сообщил, что судно, принадлежащее владивостокской компании “Дальрефтранс”, терпит бедствие в Сангарском проливе, разделяющем японские острова Хоккайдо и Хонсю.

11 сент. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1039 от 11 сент. 2001

Восьмого сентября на связь со спасательно-координационным центром во Владивостоке вышел капитан теплохода “Авиор” Иксан Юсупов. Он сообщил, что судно, принадлежащее владивостокской компании “Дальрефтранс”, терпит бедствие в Сангарском проливе, разделяющем японские острова Хоккайдо и Хонсю.

Капитан сообщил, что причиной аварии стал разрыв трубы охлаждения главного двигателя. Версию подтвердили и сотрудники японской береговой охраны. После поломки трубы забортная вода стала поступать в машинное отделение судна настолько интенсивно, что находящиеся на борту насосы не успевали ее откачивать. Экипаж не смог самостоятельно устранить неисправность, и был подан сигнал тревоги. Через два часа после этого японский патрульный корабль «Такуя» снял всю команду в составе 29 человек с «Авиора» и доставил в порт Хакодате на острове Хоккайдо.

Но в отличие от экипажа спасти судно не удалось. Как рассказали корреспонденту “В” в спасательно-координационном центре, японская служба обращалась к руководству “Дальрефтранса” с просьбой предоставить гарантии оплаты спасательных работ.

Благородное дело - спасение жизней моряков, терпящих бедствие, производится без какого-либо вознаграждения, что зафиксировано во всех международных соглашениях. Ради того, чтоб не погибли люди, в небо поднимаются самолеты и вертолеты, суда, заслышав сигнал “SOS”, немедленно меняют курс. Но спасение тонущего судна – это уже коммерческая операция. Японские береговые службы, не получив гарантий оплаты работ, отбуксировали тонущий “Авиор” из пролива, где он представлял опасность для других судов, в более глубокое и удаленное от берега место. Естественно, теплоход затонул.

Почему руководство компании фактически умыло руки и бросило на произвол судьбы и экипаж, и судно, в трюмах которого, кстати, было 2700 тонн свежевыловленной рыбы и морепродуктов, – неизвестно. Связаться с “Дальрефтрансом” оказалось архисложно.

Кстати, о том, что именно “Дальрефтранс” является владельцем затонувшего судна, нам сообщили во Владивостокском спасательно-координационном центре. Подобная информация прошла и по каналам агентства РИА-Новости. В СКЦ также сообщили, что пост директора компании занимает некто Владимир Васильевич Дурнев и даже дали номер его телефона (сотового). Пользуются же “мобилой”, похоже, все кому не лень. Вначале мужчина раздраженным голосом дал липовый городской номер “Дальрефтранса”, затем какая-то тетушка не менее раздраженно сообщила, что “этот телефон не имеет никакого отношения к интересующей вас компании”. На вопрос, кому все-таки принадлежит этот телефон, она сказала, что телефон мобильный и за каждое сказанное слово накручиваются копейки.

“В” предпринял еще одну попытку связаться с “Дальрефтрансом” - при помощи городской справочной, но это лишь запутало ситуацию: позвонив по телефону, выданому нам службой “09”, корреспондент услышал совсем уж неожиданный ответ. Мужчина, представившийся главным инженером компании, сказал, что “Дальрефтранс” занимается лишь рефконтейнерами и не является не только владельцем “Авиора”, но и вообще каких-либо судов.

Руководители крупных судоходных компаний, оставшихся еще со времен Советского Союза, давно говорят о том, что необузданный рост мелких фирм-судовладельцев неизбежно приведет к росту аварийности. Эксплуатация флота в современных условиях – сложный процесс, требующий солидной ремонтной базы, наличия опытного управленческого персонала и развитой агентской сети. Как правило, компании-однодневки, владеющие парой кораблей, скупают за бесценок откровенное старье и при этом в погоне за быстрой прибылью эксплуатируют древние суда до полного износа всех систем и оборудования, денег при этом вкладывая самый минимум.

Первой ласточкой того, что процесс пошел, стала “Паллада”, лет восемь назад затонувшая прямо у причала Владивостокского рыбного порта. С тех пор подобные случаи измеряются десятками.

Несуразица с судовладельцами оставляет открытыми многие вопросы. Почему компания не заплатила за спасение судна? Уж не потому ли, что стоил “Авиор” такие копейки, что проще было утопить его вместе с грузом? Было ли судно застраховано – если да, то где и на какую сумму? Будет ли выплачена компенсация членам экипажа?

Эти, как и другие вопросы, остаются пока без ответа. И до тех пор, пока в судоходной отрасли не будет наведен порядок, российские корабли будут тонуть, жены - бояться отпускать мужей-моряков в море, а слава российского флота - меркнуть.

Остается добавить, что буксировал “Авиор” к месту затопления патрульный корабль “Цугару”, который 7 августа в акватории залива Петра Великого принимал участие в совместных учениях кораблей Тихоокеанского регионального управления Федеральной пограничной службы и управления безопасности на море Японии. Среди прочих задач отрабатывалось взаимодействие при оказании помощи судну, терпящему бедствие. Увы, навыки не пригодились…