Десятимиллионная черная дыра

“Не всем столичный хлеб по вкусу!” - такой вывод сделали корреспонденты “В” после трехмесячного пребывания в Москве. Жители провинции, из тех, кто поамбициознее, спят и мечтают покорить Москву. Но столица нашей родины – можем подтвердить трехмесячным опытом обитания в ней – не резиновая и, увы, слезам не верит. Кто ищет в Москве рая, пусть идет другим путем. Это не рай и не ад, это просто другая Россия.

21 авг. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1027 от 21 авг. 2001

“Не всем столичный хлеб по вкусу!” - такой вывод сделали корреспонденты “В” после трехмесячного пребывания в Москве. Жители провинции, из тех, кто поамбициознее, спят и мечтают покорить Москву. Но столица нашей родины – можем подтвердить трехмесячным опытом обитания в ней – не резиновая и, увы, слезам не верит. Кто ищет в Москве рая, пусть идет другим путем. Это не рай и не ад, это просто другая Россия.

Первоначально мы удивлялись, почему это москвичи равнодушно взирают на величественный Кремль или не молятся на Мавзолей. Но прошло какое-то время, и мы сами адаптировались к столичному быту. Не спотыкались на эскалаторах, так сказать.

За что мы любим столицу

Кстати, об эскалаторах. Метрополитен выручает Москву в любых экстремальных ситуациях. Нужно очистить город от пришлого люда – в метро расставляют “ажанов”. Если, упаси господь, на дорогую столицу обрушился сильный ветер с ливнем и все залило - подземка выручит, перевезет массы. На поверхности стихия не столь безобидна – однажды мы стали свидетелями того, как из-за непогоды парализовало весь наземный транспорт и десятки трамваев замерли в низине неподалеку от Шаболовки. Москвичи были вынуждены добираться до ближайшей станции метро на своих двоих, и нигде не был замечен Шойгу на спасательном вертолете.

При проезде в наземном транспорте установлено самообслуживание. Покупаешь талон – пробиваешь. Мы же, избалованные Владивостоком, в трамваях платить не привыкли. Ну и не платили - в отличие от законопослушных обитателей златоглавой.

Наверное, главное, чем влечет Москва, – это сам статус “пупа России”, столичная атмосфера. Здесь совершенно другое отношение к звездам сцены и экрана – не население за ними охотится, а как бы не наоборот. Постоянно проводятся всевозможные действа, на которых запросто можно встретить обесцвеченного Бари Алибасова (вид довольно дикий) или Бориса Хмельницкого, щипающего красивых девушек (как выяснилось в беседе, артист родом из Уссурийска). Мелькают политики, зарубежные гости. Да что там говорить, если в переходах метро играют не иначе как саксофонисты или целые струнные оркестры! Даже нищие здесь не какие-нибудь безродные дети лейтенанта Шмидта, а по меньшей мере правнуки царя Александра Третьего.

Кроме того, в Москве гораздо легче найти информацию по любому вопросу. На каждом шагу продаются издания, которых во Владивостоке не сыщешь, книги, которые у нас и не появлялись. Неудивительно, что москвичи более политизированы и по-прежнему жарко спорят на пресловутых интеллигентских кухнях. Здесь как нельзя лучше можно прочувствовать остроту противостояния между либеральным и патриотическим лагерями. Живую иллюстрацию этого противостояния мы наблюдали на красном митинге перед зданием Госдумы, организованном против принятия Земельного кодекса и нового

КЗоТа. С разных сторон “нейтральной полосы”, образованной омоновцами и алюминиевыми загородками, поливали друг друга бранью коммунисты и наскоро мобилизованные члены “путинюгенда” – молодежного движения “Идущие вместе” (варианты названия – “Сосущие вместе” и “Идущие в ж...…”). Между позициями этих двух “фронтов”, под градом яиц и тухлых помидоров бесстрашно прохаживался писатель, главный редактор патриотической газеты “Завтра” Александр Проханов. Сюда же рискнул сунуться и Жириновский, но тумаки разъяренных женщин из народа заставили его отступить обратно к Госдуме, под защиту милицейских дубинок.

Московские книжные магазины – это отдельная поэма. В “Библио-глобус”, “Молодую гвардию”, “Мир печати” легче войти, чем выйти обратно. Копаешься в Пушкиниане, а рядом стоит известный здоровяк телеведущий Владимир Молчанов (“До и после полуночи”) и с интересом изучает книжки серии “Жизнь замечательных людей”. По всему видно, что книжный бизнес очень выгоден. Но не для провинции.

Разочарованные странники

Нравы в столице по нашим меркам революционные. Все круглосуточно посасывают низкосортное “Клинское”, а опохмеляться – заметили – ездят к станции метро Академическая, на площадь Хо Ши Мина. В хорошую погоду лежат на травке, курят и целуются. Мы себя чувствовали эдакими провинциальными ханжами. Впрочем, уже через неделю не удивились бы даже прилюдно мастурбирующему “московскому озорному гуляке”.

Владивостокские водители по сравнению со столичными – пример редкой деликатности. В Москве водилы без зазрения совести (за отсутствием последней) едут на красный свет и обливают, когда возможно, пешеходов фонтанами грязи. Те не остаются в долгу и на ходу матерят “наездников”, не забывая по-московски растягивать слова.

Москвичи кривят физиономии, если им предлагают зарплату менее 8 тысяч рублей. И уж тем более не стоит вопроса о задержках жалованья. Это правило любого сытого города (на Дальнем Востоке к таким можно отнести Якутск), когда коренные жители считают ниже своего достоинства работать простым плотником (столяром, штукатуром) и власти вынуждены привлекать народ со стороны. В Москве роль корейцев и китайцев играют украинцы и жители Нечерноземья, которым у себя на родине непросто найти заработок. Чем сидеть на печи, приезжают в Москву, вербуются строить замки для элиты. В этом смысле в столице никто без работы не остается.

Наверное, свыше было предопределено, чтобы город представлял собой “ирландское рагу”. Каждый находит себе занятие по интересам и тусуется в своей социальной группе. При этом есть и объединяющие вещи – акцент, любовь к долларовому эквиваленту, уверенность в своей избранности. Если хочешь чувствовать себя настоящим крутым москвичом, купи сотовый, болтай прилюдно, разорви джинсы на коленках, отрывайся в “Свалке”, записывайся на курсы “тантрического группового секса”, живи в Филях и набивай стрелки на “Пушке” - это ведь так модно. Если нет – ищи в газетах рубрику “Где в Москве можно дешево отобедать”, снимай комнату где-нибудь на Пролетарской, прибарахляйся в сети магазинов Global USA – добрые американцы никого не оставят в беде, дешево отдадут свои обноски психоделических расцветок. Поддерживается данная иерархия средствами коммуникации.

Интересно, что при всей обеспеченности столицы кое в чем город нашенский может дать ей несколько очков вперед. Например, три месяца мы тосковали по владхлебовскому подольскому, обреченные давиться опостылевшими московскими “ба-а-атонами”. Ассортимент продуктовых рынков тоже удручает. Перекусить по-быстрому можно на каждом шагу (в почете кавказская шаурма), но дешевыми пян-се и не пахнет.

Полицейский город

Иногда кажется, что половину населения Москвы составляет лужковская милиция. Причем здешних стражей не интересует ничего, кроме московской прописки. Они оставят нетрезвое тело лежать у остановки, но не упустят случая доставить тамбовских командированных в участок – естественно, если у тех нет регистрации. Мы ощутили резонанс вокруг громкого убийства московской гопотой прославленного хоккеиста Виктора Якушева. Обыватели недоумевали: куда ни плюнь – милиция, а человека спасти не смогли.

Нас патруль останавливал только раз, когда еще не проступило типично московское выражение лиц и мы не изучили повадки здешних пэпээсников. Хватают в основном смуглых черноволосых мужчин и молодых привлекательных женщин. Так что если вы не хотите платить штраф – позаботьтесь о регистрации, обесцветьте шевелюру до арийской безупречности или же наденьте милицейские штаны, как поступил герой Виктора Сухорукова в “Брате-2”.

Получили мы возможность сравнить и московские студенческие общаги с нашими. В общежитиях Московского университета при всей солидности организации процветает “демократия”. Мусор позволяется выбрасывать прямо из окон (ранним утром, когда безопасно, уборщицы его собирают и молча уносят), не запрещают курить и “употреблять” в комнатах, тогда как в ДВГУ за такие вольности давно бы отчислили или назначили отработки (равно как и за “декамерон”). После того как студенты отъедут из общаги на каникулы, в комнатах для последующих поколений остаются различные сюрпризы вроде дохлых голубей. “Мальчики, что ж вы голубя испугались? – успокаивала чересчур чувствительных студентов администратор. – Он же неживой, сейчас я его в окно выброшу”.

Сходи в Кремль и успокойся

Покорить Москву, пожалуй, посложнее, чем Эверест. Поэтому большинство приезжих умеряют свои амбиции и проводят в столице всего по нескольку дней. Куда обычно идут туристы? Кремль, Красная площадь, Третьяковка...… Кто поживет в Москве хоть месяц, находит местечки каждый себе по душе. Потому что столица эклектична, в ней можно найти все. Сегодня, правда, все больше становится похожа на стандартный западный мегаполис, центр бизнеса и капитализма.

Провинциализм – понятие скорее внутреннее. Москвич тоже может быть провинциалом. Но, конечно, столица есть столица. Большой город – это сила, как говорил герой народного фильма. Что касается неверия Москвы в слезы, то это скорее всего так и есть. Но мы в Москве и не плакали. Может быть, потому, что Владивосток верит слезам ничуть не больше…...