В полет машина просится!

Выпуск вертолетов «Ми-24» в Арсеньеве, увы, приостановлен. «Летающие танки» возвращаются сюда разве что на капремонт. И вновь - в боевой строй.

17 авг. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1026 от 17 авг. 2001
Выпуск вертолетов «Ми-24» в Арсеньеве, увы, приостановлен. «Летающие танки» возвращаются сюда разве что на капремонт. И вновь - в боевой строй.

Этот красавец немало послужил армейской авиации России. Похоже, повоевал в Афганистане, в составе Черниговского авиаполка прикрывал восточные границы страны. А теперь он уединился на укрытом лесонасаждениями пятачке заводского аэродрома, отсеченный от всего бетонного и металлического.

“Летающий танк” - «Ми-24» проходит последние доводки после капитального ремонта в цехах авиакомпании “Прогресс”.

- Проверяются погрешности в показаниях навигационных систем, - поясняет заместитель главного инженера по авиационной технике предприятия Андрей Кузнецов, с которым лишь и разрешили мне проехать через два кольца ВОХРа на ЛИС. – По ходу делаются необходимые регулировки, чтобы вертолет в полете не заблудился.

Человек на фюзеляже – ведущий инженер по летным испытаниям Владимир Таранников, он же руководитель выполняемых на пятачке работ. Помогает ему ориентироваться в обстановке магнитный пеленгатор, показывающий отклонения при имитации полетов на разных курсах.

ЛИС – звучит интригующе. Летно-испытательная станция. На самом деле это огромный цех, аналогов которому в Приморье нет. На всем Дальнем Востоке России только два ЛИСа – еще в Комсомольске-на-Амуре, где так же, как и в Арсеньеве, выпускают авиационную технику. ЛИС, возглавляемый Сергеем Свинцовым, – структурное подразделение авиакомпании - с собственным грунтовым аэродромом. Здесь завершается процесс изготовления летательных аппаратов и происходит их сдача представителю заказчика.

Кого только не повидал за свою более чем полувековую жизнь прогрессовский ЛИС! Бывал здесь, например, вице-президент А. Руцкой, как известно, воевавший в Афгане. Наведывались генералы и высочайшие чиновники. Но более всего мне запомнился знаменательный эпизод с участием премьера Виктора Черномырдина и губернатора Евгения Наздратенко. Было это на демонстрационном полете одной из первых “Черных акул”. Славно полетал тогда этот геликоптер! И вдруг на километровой высоте от него отделились четыре парашютиста, до того момента незаметно пребывавшие под крылышками. Цель была – продемонстрировать, что в экстренных ситуациях этим вертолетом можно на стропах перевозить какие-то грузы. И когда один из парашютистов приземлился прямо у ног Виктора Степановича и оказался... девушкой, наш губернатор спросил его:

- Понравилось?

Черномырдину, конечно, это шоу было в новинку.

Наздратенко, притронувшись к швейцарским часам премьера, хитро улыбаясь, предложил:

- А тогда наградите!

Рука премьера невольно пошла назад, тем не менее он снял часы и подарил их специалисту поисково-спасательной службы Зинаиде Зиме. Остановились потом часы, остановился “Прогресс”, и В. Черномырдин уже не премьер...

Но все же о ЛИСе. Процесс испытаний – это не только “гудеть и лететь”. Масса работ предварительно проводится на земле. И первыми за дело берутся авиатехники, осматривающие самолет или вертолет внутри и снаружи, навешивающие лопасти. Проверяются на работоспособность ключевые системы, навигационные приборы. При любой погоде инженерно-авиационное подразделение во главе с Анатолием Казарцевым готовит к испытаниям самолеты и вертолеты, поступающие в ангар после сборки в заводских цехах. Машину поднимут в небо с необходимым балластом и пристреленным стрелково-пушечным вооружением.

Целая когорта асов воспитана на прогрессовском ЛИСе! Здесь выросли два заслуженных летчика-испытателя Российской Федерации, в том числе основатель арсеньевской династии испытателей Анатолий Григорьев, сын которого Олег пришел сюда из гражданского авиаотряда. Недавно закончил облетывать авиатехнику экс-чемпион мира по высшему пилотажу Виктор Обревко, а теперь ее испытывает сын Андрей, стремившийся сюда еще со времен аэроклуба.

Задача летчика – подтвердить, что данный экземпляр воздушной машины ничуть не хуже образца, на котором проводились государственные испытания. Все это запишут умные приборы. Испытательный цикл небольшой – до шести полетов, но за это время нужно выявить и устранить недостатки, довести технику до заданных ей летно-технических кондиций.

- Однажды, - вспоминает А. Кузнецов, долго работавший начальником этого цеха, - проводились испытания очередного “Ми-24” с установленным на нем двигателем новой модификации, имевшим электронные блоки регулировки параметров. Не взял тогда вертолет своего “потолочного” максимума в 4,5 тыс. метров. Оперативно создали техкомиссию с участием разработчика, и выяснилось, что новые приборы просто занижали высоту полета. Конструкторскую ошибку оперативно устранили.

Тогда шла война в горном Афганистане, и боевому летчику никак нельзя было ошибиться на высотах. Ошибка конструктора смертельна для экипажа. Но важно и то, что за всю историю ЛИСа не погиб ни один испытатель. В этом - класс работы арсеньевских авиастроителей и их летчиков.

Не лучшие времена переживает ЛИС “Прогресса”, как и сама авиакомпания. Несмотря на визиты высоких гостей, их обещания “посодействовать”, ритм цеха несравним с теми годами, когда выпускался вот этот “Летающий танк”. Лишь несколько таких машин недавно переданы “Прогрессу” для модернизации и капитального ремонта. Уже два года не производится “Черная акула”. Мелкими партиями идут легкие вертолеты “Ми-34”. Но авиастроители – оптимисты. Российской армии все равно потребуется их авиатехника. Руки профессионалов ждут настоящей работы.