Княжеская дача купца Шевелева

Нет, речь пойдет не об известной всем бывшей даче знаменитого владивостокского купца в бухте Суходол. Та земля с самого начала принадлежала ему и никакого отношения ни к каким князьям не имела. Но была и другая, название которой говорит само за себя.

13 июль 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1007 от 13 июль 2001

Нет, речь пойдет не об известной всем бывшей даче знаменитого владивостокского купца в бухте Суходол.

Та земля с самого начала принадлежала ему и никакого отношения ни к каким князьям не имела. Но была и другая, название которой говорит само за себя.

1 марта 1916 года вдова купца - Александра Дмитриевна Шевелева уплатила 35 рублей губернского годового земского сбора за “земельный участок близ Майхэ под названием Князевка” площадью в 99 десятин и 1504 квадратной сажени удобной земли.

Удивительно, но факт: о существовании этого участка не упоминается ни в одном из доступных читателю биографических исследований жизни Михаила Григорьевича Шевелева.

Где же находилась эта таинственная дача и какова история ее интригующе-“благородного” названия?

Заглянем в архивы. Четвертого мая 1887 года вышло предписание исполняющего дела губернатора Приморской области о формальном отводе земли князю Кропоткину по реке Майхэ в собственность под названием “пустошь Князевка” площадью 100 десятин.

Участок был выделен в следующем году, но военный губернатор не утвердил отвод, считая принципиально недопустимым наделять землей лиц, состоящих на государственной службе.(Кропоткин являлся в то время секретарем Южно-Уссурийского переселенческого управления.)

Однако с приходом нового губернатора документы опять приходят в движение, и уже в 1896 году список поселений указывает нам хутор князя Кропоткина на собственной земле.

Сегодня на одном из притоков Сухого ключа (бывшая река Майхэ), почти там же, где была Князевка, расположились дачные особняки, крутизна которых в определенном смысле указывает на преемственность традиций нынешней “коммерческой” элиты Приморья.

И все же когда Князевка стала Шевелевкой?

Судя по всему, это произошло в конце 1902 – начале 1903 года.

Почему же Кропоткин уступил с таким трудом доставшуюся ему землю? Ведь в европейской России никакого имения у него, как известно, не было. Причина, судя по всему, достаточно банальна. Попытавшись заняться предпринимательской деятельностью, князь скорее всего не выдержал жестокой конкуренции.

Из финансовой пропасти его вытащил Михаил Григорьевич Шевелев, вовремя выкупив дачу близ устья реки Майхэ. Кстати, этих людей связывало нечто большее, чем простое знакомство. К тому времени они знали друг друга уже более двух десятков лет. В 1882 году, когда семья Шевелевых окончательно поселилась во Владивостоке, князь Кропоткин уже служил там земским заседателем и при этом продолжал числиться на военной службе в звании подпоручика 1-го Восточно-Сибирского линейного батальона.

Несомненно, объединила их и деятельность по созданию и работе Общества изучения Амурского края, в котором оба принимали самое непосредственное участие.

Разумеется, зарплата среднего чиновника не позволяла Кропоткину стать подобно Шевелеву постоянным спонсором общества. Его скромные пожертвования терялись на фоне щедрых даров богатого мецената, однако в области “общественной” работы князь обошел своего состоятельного коллегу.

Именно на имя Кропоткина в 1887 году общество выписало первый литографский станок.

Впрочем, Михаил Шевелев тоже не чурался научной деятельности. Он считался авторитетным знатоком языка, истории и культуры Китая, а в последние годы жизни даже занялся изучением Бохайского царства по китайским и корейским источникам.

В общем, у Шевелева были причины пойти навстречу своему давнему товарищу, хотя приобретение этой земли не сулило больших выгод.

При отвратительном состоянии приморских дорог этот участок, не имеющий выхода ни к морю, ни к судоходной реке, казался совершенно бесперспективным. Но Шевелев не был бы, наверное, самим собой, если бы и тут не организовал прибыльное для себя дело.

С легкой руки купца жители села всерьез занялись рыболовством. Судя по всему, предприимчивый бизнесмен собирался организовать вблизи своей новой дачи крупное рыболовецкое хозяйство, опирающееся на русский, а не на китайский и не на корейский труд.

Как бы то ни было, реализовать свои планы Михаил Григорьевич так и не успел. Он умер в ноябре 1903 года, вскоре после покупки нового участка. Долгое время потом земля оставалась в полном запустении, хотя и числилась во владении купца Шевелева, а точнее его вдовы Александры Дмитриевны. В 1922 году вся семья Шевелевых покинула Владивосток.