Открыты для диалога

Последние годы отношения владивостокских мусульман с городской властью были отмечены резким территориальным конфликтом: где строить мечеть? Новое руководство общины готово искать точки взаимопонимания. Более того, мусульмане Приморья намерены развеять миф о тотальной конфликтности приверженцев ислама.

5 июль 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1002 от 5 июль 2001

Последние годы отношения владивостокских мусульман с городской властью были отмечены резким территориальным конфликтом: где строить мечеть? Новое руководство общины готово искать точки взаимопонимания. Более того, мусульмане Приморья намерены развеять миф о тотальной конфликтности приверженцев ислама.

На днях в мусульманской общине Владивостока произошло два важных события. Во-первых, община стала частью общероссийской организации – казыятским управлением мусульман Приморского края при Духовном управлении мусульман азиатской части России (ДУМ АЧР). Во-вторых, на общем собрании общины избран новый имам Абдулла. Принят новый устав, поданы документы в управление юстиции Приморского края для перерегистрации организации.

          “Идея объединиться с организацией мусульман всей России возникла не сейчас, - говорит имам хатыб Абдулла. – Несколько лет, пока наша община переживала этап возрождения, краевое религиозное объединение “Ислам” оставалось самостоятельным. Было немало сделано, но настало время налаживать связи со своими духовными братьями и сестрами в стране. Во время своего визита во Владивосток зимой этого года верховный муфтий ДУМ АЧР Нафигулла Аширов горячо поддержал идею такой централизации. Стремление наше понятно: община должна развиваться, нам нужны духовная литература, информация разного рода, организационная помощь, участие в общих конференциях, в том числе религиозно-научных. В Приморье огромная проблема с кадрами мусульманских проповедников, есть общины в Уссурийске, Находке, но нет имамов. Мы надеемся, что уже в этом году направим учиться молодежь в Москву – либо в Исламский университет, либо в колледж.

          Нам сейчас важно наладить добрые, конструктивные отношения с властями города и края, с людьми других конфессий, с прессой, мы больше не хотим конфликтов, - продолжает имам владивостокских мусульман. – Очень уж настойчиво по всей стране развиваются сейчас антиисламские настроения, когда мусульманскую религию преподносят как заведомо воинственную, агрессивную, античеловеческую, а всех мусульман без разбора считают ваххабитами и убийцами. Истинным мусульманам больно это слышать, потому что ислам – мирная религия, где высшей добродетелью считается смиренность. А преступники, организующие теракты, убивающие мирных жителей в Чечне и на других территориях, афганские и таджикские наркодельцы лишь называют себя мусульманами, а на самом деле глубоко заблудшие нечестивцы. В нашей общине строгие нравственные правила, и, не позволяя входить в молитвенный дом курящим, пьющим, запятнавшим себя употреблением наркотиков, мы тем самым хотим сохранить авторитет и чистоту религиозной организации”.

          Во взаимоотношениях городских властей и мусульман города вот уже несколько лет существует один крайне неприятный вопрос: земля под строительство мечети. Решение мэрии Владивостока о выделении участка земли в районе Нагорного парка и улицы Шилкинской отменено, мусульмане даже грозили митингами по этому поводу – место ведь успели освятить по всем правилам. По ходатайству другой мусульманской религиозно-культурной организации “Ватан” (руководитель – Асадулла Саидов) выделен участок земли на мысе Голдобина, но части мусульман это место не по нраву. Кроме того, городская администрация отвела место под кладбище.

          “С организацией “Ватан” мы готовы сотрудничать, - объясняет свою позицию имам Абдулла. - Для нас мечеть - место молитвы и духовного очищения, для других горожан – архитектурный объект, обогащающий культурный облик Владивостока. Мы попытаемся убедить власти, что место для мечети в Нагорном парке самое приемлемое, но если строительство там все-таки невозможно, мы готовы вместе искать другие варианты. Лишь бы место было доступным для прихожан. Если кто-то думает, что наши прихожане – богатые толстосумы с машинами, то сильно ошибается. Это обычные люди, потомки первых переселенцев либо недавно приехавшие, чаще всего люди оседлые - татары, узбеки, казахи, абхазцы, русские, азербайджанцы (многочисленных торговцев мы лишь пытаемся привлечь к истинному вероисповеданию), граждане многих национальностей, среди которых немало пожилых людей”.

          Что ж, позиция спокойной конструктивности, достоинства, миролюбия, готовности решать вопросы, а не нагнетать ссоры всегда вызывает уважение. Остается надеяться, что и власть продолжит начатый диалог, не станет, как много лет до этого, отмахиваться и делать вид, что ни проблемы, ни сколько-нибудь значительного числа мусульман на Дальнем Востоке попросту не существует.

          Впрочем, что и говорить, даже когда мечеть будет построена (а мечети мирно соседствуют с православными, католическими, буддийскими, протестантскими храмами и синагогами во всех крупнейших городах мира), трудный путь взаимопонимания и принятия друг друга вряд ли будет окончен. Хорошо помню, как в день мусульманского религиозного праздника курбан-байрам в редакцию позвонила женщина. “Вы не представляете, что эти люди тут творят – они прямо во дворе, на глазах у наших детей, перерезали горло барану! Тут лужи крови! Да гнать их отсюда с их варварскими обычаями!” - кричала она в трубку.

          Признаться, обычай публичного жертвоприношения и меня повергает в ужас. Но с другой стороны – коли мир такой разный и цветной и люди со своими обычаями такие разные, может, стоит спокойно говорить об этом себе и своим детям? Что можно кого-то любить или не любить. Верить в того бога или иного. Но знать и принимать друг друга – обязательно.