Товарищ рок-звезда и другие иконы

Уникальные кадры, считавшиеся безвозвратно утерянными, увидели жители Приморья

15 сент. 2011 Электронная версия газеты "МК во Владивостоке" №724 от 15 сент. 2011
3348afbf44740521a4be8c0a2dbb3544.JPG

В списке гостей 9-го кинофестиваля «Меридианы Тихого» имя Лесли Вудхеда занимает особое место. Некогда стажер на одном британском госканале, ныне он знаменит в первую очередь как создатель нового жанра в кино – «документальной драмы». На фестивале представлены целых пять его картин. Четыре из них касаются музыки, ее влияния на общество. А еще одна – «День, который изменил мир» - посвящена 10-летней годовщине событий 11 сентября. Кроме того, приморской публике представили еще одну грань таланта Лесли Вудхеда: в Приморской краевой филармонии проходит его фотовыставка.К нам Вудхед пожаловал не один, а со своей подругой и коллегой Реджиной Недельсон, продюсировавшей несколько его картин. Однако сама она считает себя больше писательницей. Имеет полное право – ее книги, включая «Товарищ Рок-звезда», рассказывающую о жизни Дина Рида, более известного как Красный Элвис, на Западе известны и признаны. Любимое творение самой писательницы – ее персонаж Арти Коэн, о жизненных перипетиях которого она написала уже девять книг. К сожалению, в России эта серия популярностью, хоть сколько-нибудь похожей на зарубежную, похвастать не может. И совершенно зря. Уделить внимание ей стоило хотя бы потому, что главный герой – русский иммигрант и сын офицера КГБ. И хотя нынешний нью-йоркский полисмен стремится навсегда забыть о своем прошлом, оно с завидным постоянством напоминает о себе на протяжении всей серии.- Лесли, несколько слов о выставке «Иконы Рока»…Лесли Вудхед: Эти фотографии я сделал в начале 60-х, в то время работал в телевизионной компании в Манчестере. Эти ребята – «Битлз», «Роллинг Стоунс», Литтл Ричард, да и не только они приходили в нашу студию, так что у нас было много возможностей их сфотографировать. «Битлз» я встретил в 1962 году, когда был начинающим продюсером, и тогда же начал их снимать, работать с ними. По-моему, на этих фотографиях, что я вам привез, они исполняют Please Please Me, очень раннюю свою запись. Затем я потерял эти негативы и не мог найти их 45 лет. Не думал, что вообще когда-нибудь их увижу. Затем случайно они нашлись. Так что, как я уже говорил, эти фотографии будут показываться впервые. Вообще-то вы счастливчики, потому что я свои снимки никому не показываю. Я ведь не фотограф, я создаю документальные фильмы.- Вы работали с такими монстрами, как «Битлз», «Роллинг Стоунс». Подобные фильмы – это больше о музыке или о персоналиях?Л.В.: Это, пожалуй, нельзя разделить, потому что эти люди и необыкновенные музыканты, и необыкновенные личности. Вообще мои документальные фильмы больше не о музыке, а о социальных переменах, которые она создает. Таков, например, новый фильм о влиянии «Битлз» на советское общество – «Как «Битлз» потрясли Кремль». Сейчас, кстати, я пишу книгу о «Битлз» в Советском Союзе и планирую завершить ее уже на следующий год.- У вас огромная фильмография, причем большое количество фильмов имеют награды, в том числе весьма престижные. Но лично вы к какой из своих работ привязаны больше всего, считаете наиболее достойной?Реджина Недельсон: Наверное, самый серьезный фильм - посвященный событиям в Боснии 1995 года.Л.В.: Да, мне кажется, эту работу следует выделить.- Видно, что у вас с Реджиной очень теплые отношения. К тому же по меньшей мере над тремя фильмами вы работали совместно. Как вы познакомились?Р.Н.: По-моему, это было в 1986-м и было связано с Дином Ридом. Я тогда чуть-чуть уже знала Лесли, и однажды он мне позвонил и сказал, что одна большая американская компания – «HBO» - интересуется, нет ли у него каких-то идей для фильма. Я сказала, что у меня есть очень хорошая идея. Почему бы нам не снять фильм о сумасшедшем парне, который привез рок-н-ролл в Советский Союз?Л.В.: Дин Рид никогда не уходил из нашей жизни, с 1986 года так или иначе мы с ним не расстаемся. Мы с Реджи сняли шесть или семь фильмов вместе. То Реджи была продюсером, то я - мы менялись ролями.- Раз уж мы заговорили о Дине Риде - есть ли надежда, что ваша книга «Товарищ Рок-звезда» все-таки будет экранизирована? Я знаю, что права на нее были проданы Тому Хэнксу, который планировал экранизировать ее и сняться в главной роли, однако фильм так и не вышел.Р.Н.: Разговор об этом идет уже 10 лет. С Голливудом никогда нельзя знать наверняка. Я рада, что здесь мы покажем документальный фильм по этой книге, потому что нигде, кроме Великобритании, он не показывался.- По вашим работам видно, что вы с большим интересом относитесь к нашей стране. Точнее, к Советскому Союзу…Л.В.: Я же ребенок «холодной войны»!Р.Н.: И я тоже…Л.В.: Практически вся наша жизнь прошла в ее тревожных ощущениях, и я не ожидал каких-то перемен к лучшему. Но оказалось, что вся наша жизнь изменилась.- Реджина довольно часто посещала нашу страну в 80-е…Р.Н.: Нет, впервые я приехала из Нью-Йорка в Москву в 1987 году и сразу же полюбила эту страну. С тех пор, конечно, многое изменилось. Прежде всего ощущения людей. Я замечаю, что многие москвичи похожи на жителей Нью-Йорка в худшем их проявлении – такие же заносчивые, агрессивные. Они ведут себя так, будто Москва – это единственный город. Один житель как-то сказал нам, что в России всего два города - Москва и Санкт-Петербург.Л.В.: У нас в Москве много друзей, кстати, Артемий Троицкий, который нас сюда и привез, – один из лучших.- В современной России вы видите каких-либо персонажей, которые могут стать героями ваших работ, или они все остались в СССР?Л.В.: На протяжении всех 25 лет, что мы встречались с Россией, мы видели одних и тех же людей. Но вообще хотелось бы найти какой-то объект для фильма.- А какую часть вашей жизни занимает музыка?Л.В.: О, довольно большую, мы оба фанаты джаза.-Не хотелось бы вам отойти от жанра документалистики и снять художественное кино?Л.В.: Нет у меня такого желания, это, скорее, к Реджи.Р.Н.: Нет, я больше книги пишу. К кино я хорошо отношусь, но это совсем другая профессия, не та, что я предпочитаю.Л.В.: Сходимся во мнении, что мы в первую очередь журналисты. Мы не смотрим на свою работу в кино как на профессию, просто иногда хочется сделать фильм. Когда я в 1986 году первый раз приехал в Москву, мы встречались с московскими телевизионщиками. И один из них сказал, что очень рад встрече со своими коллегами – художниками. Это было странно. Мы не называем себя представителями искусства. Никто из нас, разве что самые выдающиеся, так не может сказать. Мы делаем то, что делаем. Человек искусства – это совершенно другое. А мы просто счастливые люди.- Реджина живет и в Лондоне, и в Нью-Йорке. Не приходила в голову мысль пожить на три города, включая Москву?Р.Н.: Это будет тяжело, но почему бы и нет?Л.В.: Мне кажется, мы предпочитаем посещать различные места, чем оставаться надолго где-либо. Мы много путешествуем.- Вам, как журналистам, не странно было меняться ролями? Каково это – быть не интервьюером, а интервьюируемым?Л.В.: Немного странно. Это чувство возникает оттого, что часто задаются вопросы, которые вообще не связаны с нашей работой, с тем, что мы думаем. С другой стороны, не бывает неинтересных вопросов.