Тень беды

Эхо взрыва в аэропорту Домодедово

27 янв. 2011 Электронная версия газеты "МК во Владивостоке" №691 от 27 янв. 2011
Эхо взрыва в аэропорту ДомодедовоТатьянин день обещал быть зажигательным, веселым, светлым – даже больше, чем обычно. Кто же знал, что накануне разразится жуткая трагедия. Еще одна в ряду сотрясающих страну взрывов, когда гибнут десятки ни в чем не повинных людей…И тем более дико было видеть, как на следующее утро в штатном режиме работали развлекательные телеканалы. Как после детального рассказа о теракте в аэропорту Домодедово ведущий одной из программ назвал лучшим репортажем выпуска материал о стиральной машинке. Ни больше ни меньше. На другом телеканале эксперт веско сообщил, что взрыв в Домодедово не отразится на курсе рубля. Радио продолжало расслабляться, неся легкую чепуху для едущих на работу граждан…Мы привыкли? Первое – страшное - ощущение, что так. Что никакого шока, а лишь «горячая» новость. Несколько позже стало понятно: по-разному, очень по-разному легла тень беды на каждого…Две женщины на остановке, едва сдерживая слезы, тихо говорили об этой большой беде, явно сочувствуя пострадавшим, их родственникам…Молебен об учащих и учащихся, который отслужили в Покровском соборе, начался с панихиды по жертвам трагедии. А потом, практически без паузы, пошел праздничный молебен в честь покровительницы российских студентов: «Мы сегодня будем просить благословения у святой Татианы на то, чтобы Дальневосточный федеральный университет укрепил свои позиции здесь, на Дальнем Востоке, и принес большую пользу нашей дальневосточной земле. Мы будем молиться о том, чтобы ДВФУ стал учебным заведением мирового уровня, чтобы он был ведущим университетом стран Азиатско-Тихоокеанского региона»… Ведь «главное – не только получить образование в университете, но и оставаться добрым, честным, нравственным человеком»… Правильные слова. Но почему-то кажется, что в данном случае неуместно, что ли, праздновать пусть даже самый светлый праздник…Кто-то ждал указания свыше: что делать, ведь непонятно – будет официальный траур или нет. И вновь речь шла о достойном отпоре, уверенности, что виновных непременно накажут, о единении. Тоже, наверное, правильно. Только горько, что насчет правильных слов мы все мастера. Да легче ли от этого?Были и другие, просто человеческие поступки. Как отодвинутый на три дня Ледовый бал в честь Дня российского студенчества. Так принято, так делали всегда в случае большой беды – три дня траура, сопереживания. И простые в своей искренности слова сочувствия: «Эта страшная трагедия никого не может оставить равнодушным»…Кто-то молился в этот день о хороших оценках, сдаче сессии и красном дипломе. А кто-то – отчего-то верится, что их было несоизмеримо больше, – за упокой душ погибших, за выздоровление раненых…Для тех, кого домодедовская трагедия коснулась лично, это будет незаживающей раной, несмотря ни на какие выплаты и компенсации. Для остальных – затянется, забудется. Так оно и должно быть.Одно только: неужели мы и в самом деле с каждой такой трагедией становимся все более толстокожими? Ведь то, что еще два десятка лет болью сковывало всю страну, сегодня – лишь часть назначенных ранее мероприятий…