Этот тесный скорбный дом

«Шепеткова по тебе плачет!» - адрес психиатрической больницы во Владивостоке давно стал нарицательным, прочно вошел в приморский фольклор и стал синонимом знаменитых Канатчиковых дач.

10 июнь 2010 Электронная версия газеты "МК во Владивостоке" №659 от 10 июнь 2010

«Шепеткова по тебе плачет!» - адрес психиатрической больницы во Владивостоке давно стал нарицательным, прочно вошел в приморский фольклор и стал синонимом знаменитых Канатчиковых дач. По странной иронии располагается больница в помещении бывшей средней школы. Перепрофилировали дом знаний в дом узкоспециального назначения еще в декабре 1975 года. Сейчас в неприспособленном, давно не знавшем капитального ремонта здании больные ютятся в палатах по 12-14 человек. Некоторые – по многу лет.Вот уж занесла нелегкая! Причем сам напросился. Когда в редакции спросили, кто хочет на Шепеткова, понял – пора. Кирпичное строение на улице имени Героя Советского Союза Ивана Алексеевича Шепеткова только с улицы смотрится крепко и основательно. Внутри заметно, насколько печально состояние скорбного дома. Выщербленные ступени лестниц, темные стены, какие-то обвисшие потолки. Большие окна могли бы радовать, но толстые ржавые решетки на них моментально вгоняют в черную меланхолию.- Ну а что же вы хотите? Специфика заведения такова. Больные-то у нас разные, - говорит исполняющий обязанности заведующего 2-м мужским отделением краевой клинической психиатрической больницы (ККПБ) Александр Матузенко.Это точно. Разные. Видел – санитарка (нянечка?) поднимается вверх по лестнице с кем-то неопределимым по половой принадлежности, со стертым взглядом остановившихся глаз на плоском сером лице, вышагивающим странной ломкой и вихляющей походкой. Руки идущих рядом людей, правая и левая соответственно, привязаны одна к другой чем-то похожим на скрученную пеленку или наволочку. Зачем? Чтобы не дать упасть? Чтобы не убежал? А еще: в отгороженном куске коридора перед входом в мужское отделение стол с нехитрой домашней снедью, за ним молодой парень, почти мальчишка, и усталый пожилой человек.- Ну что? - спрашивает пожилой. - Разговаривают с тобой эти голоса?- Разговаривают… - вздыхает парень и рассматривает что-то в тарелке с едой. Потом поднимает взгляд и спрашивает с выворачивающей наизнанку душу тоской: - Пап, когда мы уже домой поедем? - Александр Игоревич, можно ли говорить о том, что какое-либо психическое заболевание стало встречаться в последнее время чаще прочих?- Нет, пожалуй. Психические расстройства – галлюцинации, бреды определенно помолодели. Если еще относительно недавно средний возраст впервые попавших к нам пациентов с подобными симптомами составлял 35 лет, то сейчас это люди 16–20 лет.- Возможно, это связано с происходящими на протяжении последних двадцати лет изменениями нашего общества?- Долговременные стрессовые ситуации, резкие качественные изменения привычного образа жизни в ряду причин, которые могут провоцировать заболевания. Но обратите внимание, в каких условиях находятся люди, уже попавшие к нам! Помещение старое, неприспособленное, разваливается буквально. Ведь это недопустимо, чтобы пациенты клиники первого эпизода, то есть попавшие на стационарное лечение впервые, находились с больными, которые буквально живут здесь годами. Я придерживаюсь твердого убеждения: больные душевно не должны страдать хотя бы телом. А обещания построить профильную больницу мы слышим уже не первый год.Действительно, еще года три назад одно уважаемое медицинское издание писало со спокойным, уверенным оптимизмом, что возведение новой психиатрической больницы начнется вот-вот, а решение краевые власти об этом приняли, мол, еще в 2006 году. Готовится проектно-сметная документация…Но пока и больные, и врачи существуют в тех самых условиях, которые могут, по мнению специалистов, провоцировать душевные заболевания. Дурдом, да и только.