Подросток Дима, ОПДН и "Чуркинская банда"

Мыс Чуркина – отдаленный район Владивостока, в котором плотно сплелись век ХХ и XIX. От XXI века – совсем немного. Свежие японские авто да супермаркеты вдоль оживленных трасс. А чуть дальше, вверх к сопкам, резко попадаешь в другое измерение: раздолбанные грунтовки, грязь, мусор, рассыпающиеся от дряхлости общаги-малосемейки. И люди XXI века – молодежь и подростки.

3 июнь 2010 Электронная версия газеты "МК во Владивостоке" №658 от 3 июнь 2010

Мыс Чуркина – отдаленный район Владивостока, в котором плотно сплелись век ХХ и XIX. От XXI века – совсем немного. Свежие японские авто да супермаркеты вдоль оживленных трасс. А чуть дальше, вверх к сопкам, резко попадаешь в другое измерение: раздолбанные грунтовки, грязь, мусор, рассыпающиеся от дряхлости общаги-малосемейки. И люди XXI века – молодежь и подростки.- Эй, газета, сфотографируй нас - мы чуркинская банда! – парни школьно-пэтэушного возраста с сигаретами в зубах и банками крепкого пива в руках ржут, легко ляпают скабрезности, но рассыпаются, однако, в стороны, отворачиваются, только навожу на них объектив фотоаппарата.- Вот этот район самый, что называется, отмороженный. Видите, где несколько малосемеек? – старший участковый Сергей Хмарный крутил баранку «уазика», разговаривал со мной, шутил с сидящими на заднем сиденье сотрудницами отдела по делам несовершеннолетних, разговаривал по телефону и подмечал происходящее вокруг. Все разом. – Тут грабежи, разбои, драки с поножовщиной – полный букет. Приезжих много, из деревень, без регистрации. А живут люди в таких условиях… Да что я говорю, сами сейчас увидите. Подъехали. Увидел. Рядом с одной из общаг «пообщался» с подростками, о которых упоминал выше. В подъезде давно отжившего свой век, но обитаемого вопреки логике дома пахнет аммиаком и гнилью, на давно крашенной белым железной двери – ярко-красная смазанная полоса в метре от бетонного пола. - Точно, я же говорил, здесь ночью ножевое было! – жизнерадостно объявляет своей коллеге парень с телекамерой на плече. – Помнишь, на сюжет выезжали? Телевизионщики приехали следом: к освещению проводящейся во Владивостоке с 15 мая по 1 октября краевой межведомственной операции «Быт, подросток и правопорядок» активно привлекаются различные средства массовой информации. И не только. - Вообще у нас главное – профилактика, предупреждение правонарушений и преступлений среди подростков. С нашим вторым отделом милиции (мы его по привычке так Первомайским и называем) постоянно сотрудничают 18 различных образовательных учреждений, - рассказывает заместитель начальника ОПДН ОМ № 2 УВД по городу Владивостоку старший лейтенант милиции Ольга Голубкова. – Мы приходим в школы, беседуем с детьми, проводим различные тематические встречи. У нас в районе более двухсот «трудных» подростков. Домой вот к ним ходим, с родителями работаем...- И помогает?- Ну вы же сами видели, - подключается к разговору коллега Голубковой старший инспектор ОПДН и тоже старший лейтенант милиции Мирослава Боярчук, - в доме, в котором мы с вами были перед этим, раньше настоящий притон был. А теперь порядок, дети чистые, еда есть…По официальным данным, кстати, за прошлый год подростковая преступность в городе снизилась более чем на 16 процентов. Этому немало способствовала последовательная работа, проводимая городской администрацией. Подростков привлекают к занятию спортом, отправляют на лето в профильные лагеря отдыха и профилактории, активно трудоустраивают.Но в два счета эту острейшую проблему не решить. И она выливается в конфликты подростков с законом. В Первомайском районе, по словам сотрудников ОПДН, наиболее распространенные преступления – кражи сотовых телефонов, грабежи и угоны. Заходим как раз в очередную «квартиру» – жарко натопленную, несмотря на теплый весенний день, клетушку, в которой с трудом помещаются неработающий холодильник, обшарпанный стол, лежак на полу. И свежекрашеный мокик.- Техника... Откуда, Витя (имя по этическим соображениям изменено. – Прим. ред.)? Украл? – спрашивает участковый Хмарный тощего лохматого пацана и, присев, внимательно осматривает механическую двухколесную блоху.- Че это сразу украл, - вяло возмущается Витя, - мне его пацаны отремонтировать дали.- А у них откуда?- Коляну мелкому мамка за пять штук купила…- А твоя мама где, Витя? – спрашивает Ольга Голубкова.- В Находке она, за отчимом ухаживает, парализовало его, - Витька шмыгает носом.- Мамаша этого мальчишки, - поясняет мне Мирослава Боярчук, - та еще особа. Пьет, сын без малейшего присмотра, голодный.- И ниче я не голодный, - возражает подросток, - я сегодня доширака ел! – Витя так и произносит: «доширака». – Металлу вон сдал, и еще двести рублей осталось!Парня забираем и везем в отдел. Потом, в распределителе, его отмоют, накормят и отпустят домой. К маме.- Витек, чем по жизни заниматься думаешь? – спрашиваю парня, забираясь к нему на заднюю седушку «уазика» Сергея Хмарного.- Я в фазанку хочу, на морского повара учиться, как дядька мой буду. И работа всегда, и сытый. Я с этими, – отвечает Витя, имея в виду «чуркинскую банду», не хочу, по зонам потом чалиться.- Опть, куда ты прешь?! – скорее удивленно, чем с возмущением говорит Хмарный и провожает взглядом попавшуюся навстречу и неспешно ползущую дальше по остаткам асфальта к неведомой нам цели раздолбанную «короллку» без номеров. Дорога была с односторонним движением. У обочины ее, пригревшись под солнышком на фундаментном блоке, нежно и крепко обхватив обеими руками пузырь пива, клевал носом, засыпая, вполне еще молодой человек. Вид он имел удовлетворенный и счастливый. День заканчивался и был прожит им не зря явно. Ваш корреспондент и будущий морской повар Витек покидали «нехороший район» в синем экипаже вместе с моими новыми знакомыми из милиции.Около девяти вечера в отделе милиции, когда Витю определили есть и спать, мы с Голубковой и Боярчук выходили из служебного кабинета. На улицу. Сфотографироваться на память. Но едва открыли дверь в коридор, как были буквально вбиты обратно двумя разгневанными молодыми мамами, держащими за руки детей младшего школьного возраста.- Мы хотим написать заявление! – громко говорили мамы, перебивая друг друга. - Мы этого так не оставим! Представляете, буквально на глазах наших детей отец одного из учеников избил во время урока учителя! И я понял, что есть тема для нового материала, а молодые женщины в милицейской форме – что рабочий день для них далеко еще не закончен.