Впервые в мире: альпинисты рассказали, как спасают Русский мост

Юрий Остапенко – в эксклюзивном интервью РИА VladNews

7:09, 30 ноября 2020 Интервью
94f8d9a5-21cc-4994-aca9-a2657db13137.jpg
Фото: предоставлено Юрием Остапенко

На протяжении нескольких последних дней в популярных пабликах социальных сетях появляются видеозаписи и фотографии с Золотого моста. Кадры шокируют и восхищают - молодые парни на огромной высоте весь день отчищают ванты моста ото льда. Этих людей по праву сегодня можно назвать настоящими героями, которые продолжают ликвидировать последствия ледового циклона во Владивостоке, возвращая город к прежней жизни. Корреспонденту РИА VladNews удалось пообщаться с начальником первого поисково-спасательного подразделения Владивостокского поисково-спасательного отряда филиала ФГКУ ДВРПСО МЧС России Юрием Остапенко, который у себя на страничке в Instagram делится фотографиями с места ликвидации льда с моста.

- Юрий, почему вы согласились на эту работу?

- Это интересная работа и большой жизненный опыт, мы каждый день сталкиваемся со сложностями, которые приходится решать здесь и сейчас. Сейчас Русский мост закрыт для движения транспорта, можно сказать, жизнь на острове чуть ли не остановилась и необходимо решать эту проблему. Мы помогаем людям – это самое главное.

Нужно понимать, что такие работы в мире именно на таком большом мосту не проводились ни разу. Нет никаких наработанных технологий, сейчас мы пытаемся что-то разработать, чтобы это было быстро и эффективно. Первый вант мы с коллегой отчищали около девяти часов. Получается, что всё это время ты просто находишься на высоте.

- По какому графику вы сейчас работаете? Работа, наверное, не останавливается ни на минуту?

- Работаем мы с самого утра и до позднего вечера. На день у нас есть задачи, мы пробуем различные технологии сбивания льда, какая окажется эффективнее, то будем её применять в дальнейшем. Сейчас мы создаём вибрацию на сам вант, благодаря чему лёд и откалывается.

- Расскажите, как весь процесс выглядит технически?

- В пилонах есть лифты, на которых мы и поднимаемся на верх почти до конца, а вниз спускаемся по вантам системой канатного доступа.

- Как устроена страховая система?

- Это стандартная система с канатным доступом, всё снаряжение сертифицировано.

- Юрий, как ваша семья относится к такой работе, это же опасно?

- Конечно, родные и близкие переживают, когда появляется подобная работа. Я всегда стараюсь сразу же созвониться с семьёй, когда завершаю работу. У себя на страничке в Instagram я рассказываю о происходящем с места событий, поэтому моя девушка, мама и друзья сразу же видят это в Сети. Можно сказать, что это лёгкий способ общения в такой работе.

- Расскажите про бригаду, с которой вы работаете в данный момент, кто эти люди и сколько человек работает на объекте?

- Бригада у нас, как говорится, «Ух!». Сейчас наша бригада в количестве 10 человек работает на пилоне, который находится ближе к городу. Минувшей ночью ещё четыре альпиниста прилетели из Хабаровска - ребята из федерального отряда МЧС, которые составят нам компанию в очистке моста ото льда. Хочу отметить, что с нами работает парень – мой бывший студент, в своё время я его как раз и тренировал всем видам этих работ. Он раньше был в студенческом корпусе спасателей ДВФУ, сейчас он работает с нами на вантах.

На пилонах, которые со стороны острова Русский там также работает бригада.

Все организационные моменты решаются в оперативном штабе, который создан на мосту. Сотрудники оперативно всё решают, когда мы что-то запрашиваем или нам что-то требуется. Удобно с ними работать, все отзывчивые очень. В моей жизни бывало разное, но редко сталкиваешься с таким отзывчивым штабом.

- Поднимаясь на такую высоту, перед вами, наверное, раскрывается невероятный вид?

- Вид очень красивый. Мы с коллегой даже наблюдали, как включился свет на Чуркине. Сначала мы висели с Владом и смотрели на закат, а до этого я ещё думал, что посмотрю вечером, дали свет или нет. И вот я помню, когда дали свет, мы сидели и смотрели на район, рассуждая, как люди счастливы, наконец-то.

- Не страшно на такой высоте находиться?

- Конечно, страх присутствует, не страшно только мёртвым и дуракам. Но есть такое понятие, как привыкание к высоте. Когда ты висишь, ты понимаешь, что это твоя стихия и ты привыкаешь к этому, получаешь удовольствие. Особенно страшно, когда начинаешь вывешиваться и ощущаешь первую нагрузку верёвок, как они закреплены, а дальше ты уже работаешь и не думаешь об этом. Когда устал, то отвлекаешься и любуешься видами, отдохнул и дальше продолжил. Очень круто, когда рядом работает ещё человек, есть общение, чувствуешь плечо товарища, потому что мало ли какая внештатная ситуация может произойти. Были моменты, когда мы висели на ванте длинной 580 метров и сверху, и снизу тебя уже не слышно, общение только по рации или сигналами.

Но если уже привык к высоте, то нужно завязывать, потому что именно страх и оберегает человека.

- У себя на страничке вы сказали, что вам даже не заплатят за эту работу. Пост вызвал настоящий ажиотаж, это правда, что вы работаете просто по своему желанию?

- У себя на страничке в Instagram я уже делился фотографиями во время очистки моста, и получилось так, что в группах и в личных сообщениях мне начали писать, что МЧС работает на объекте за огромные деньги. Конечно, мы на работе и получаем за это заработную плату. Поэтому я и опубликовал пост, что в крае до сих пор действует режим ЧС и наша основная обязанность – устранение последствий, чем мы и занимаемся. Всё это происходит исключительно за зарплату, которую и получают спасатели. Всегда неприятно читать, работая на устранении ЧС, что спасатели что-то воруют, что-то сдают на металлолом. Когда мы пилили упавшие ЛЭП на Морском кладбище, спасатели думали, как подлезть чтобы распилить конструкцию, однако многие начали сразу же писать, что спасатели думают, как сдать это все на металлолом. Честно, это аж раздражает. Мы день и ночь находимся на работе, чтобы вернуть нормальную жизнь горожанам, а мы слышим такое. Поэтому на мосту мы работаем исключительно по собственному желанию за свою же зарплату.

- Какую роль в вашей жизни играет альпинизм?

- Большую, я получаю от этого удовольствие. Кто-то с парашютом прыгает, кто-то на сапах катается, а мы вот на верёвках весим. Я также иногда беру подработки, занимаясь промышленном альпинизмом. В нашем городе профессионалов в этом деле можно пересчитать по пальцам. После циклона мы столкнулись с реальной проблемой – обледенелый мост, высоты большие и не каждый туда полезет. Здесь ещё такая ситуация, что важно работать с людьми, которых ты знаешь и в которых уверен. Наша бригада сформировала из людей, которые друг друга знают и доверяют. Нам комфортно работать.

- Если не секрет, кем вы мечтали стать в детстве?

- Честно, это такой сложный вопрос. Вообще в детстве я занимался футболом, когда я поступал в политехнический колледж, то не поступил на спортивный контракт, чему очень расстроился. Я пошёл учиться на пожарную безопасность, на первом курсе попал в студенческий корпус спасателей, так всё и завертелось. В студенчестве начал работать в 28-й пожарной части, сейчас я работаю во Владивостокском спасательном отряде, куда я и стремился. Мне нравились выездные командировки по поиску людей, это такая своя профессиональная романтика.

Отметим, что движение по Русскому мосту было закрыто в субботу, 21 ноября. По последней информации, работы по сбиванию льда будут проходить ещё в течение нескольких дней.