Уроженец Владивостока стал звездой шоу «Танцы» и «Дэнсреволюция»

Об этом и многом другом Максим рассказал в утреннем шоу «Кофе с лимонадом» на радио «Лемма»

6:13, 6 августа 2020 Интервью
576b827c9adc320df524b425220e5de12836a28b.jpeg
Фото: Фото предоставлено радио Лемма

За спиной Максима Павлова участие в двух проектах общероссийского уровня, съемки в клипах, выступление со своими танцевальными программами перед огромной публикой. Случилось бы это, если бы в 18 лет он не уехал из приморской столицы в Санкт-Петербург? Об этом и многом другом Максим рассказал в утреннем шоу «Кофе с лимонадом» на радио «Лемма», сообщает РИА VladNews.

– Максим, на твой взгляд со стороны: реально ли человеку из творческой среды реализоваться во Владивостоке? Особенно сегодня, когда 90 процентов людей получают популярность благодаря Интернету, а покорение Питера и Москвы звучит как уже немного устаревшее заявление.

– Я родился во Владивостоке и прожил здесь до 18 лет. Переезд в Санкт-Петербург был моим осознанным решением. Там выучился на балетмейстера и со временем перебрался в Москву, потому как в столице больше работы. Мне там интереснее: в Белокаменной больше людей, которые пытаются себя реализовать и помогают реализоваться другим. Правда, когда остаешься в Москве на долгое время, становится тяжело. Питер я лучше воспринимаю, потому что он схож с Владивостоком по климату и архитектуре. 

В плане возможностей мне Питер и Москва нравятся намного больше Владивостока. С точки зрения искусства и самореализации давала себя знать удаленность от центра. 

Но сегодня можно стать кем угодно, независимо от места нахождения. Это правда. Спасибо Сети. Хотя Питер, Москва и само физическое пребывание в этих городах сталкивают тебя с большим количеством людей из танцевальной среды, дают возможность обрасти знакомствами и связями. Масштабные мероприятия на Дальнем Востоке, особенно танцевальные, происходят не так часто, как на западе. В столице можно просто случайно оказаться в тусовке и познакомиться с товарищами, которые в дальнейшем протолкнут тебя на какой-то хороший уровень. У нас так и произошло, с нашей командой – творческим объединением The Pride. Мы спокойно работали в Питере, никому не навязывались специально, но за нами следили люди из индустрии, оценили. В какой-то момент пригласили в Москву выступать в «Вегас сити-холл» вместе с группой «М-бэнд». Зал на две тысячи человек. Проданы все билеты. И это был колоссальный рывок вперед. Во Владивостоке, полагаю, такое тоже возможно, но у нас маленький рынок, а творческих людей все больше и больше. Рано или поздно все равно от искусства ты переходишь к коммерции. Нужно зарабатывать деньги, на что-то жить. И одновременно иметь время и силы на развитие. Тут совмещать эти две позиции тяжело. 

– Но ведь есть и вторая сторона медали? Иначе бы все рванули в столицу. 

– Во Владивосток я возвращаюсь всегда, как к себе домой, чтобы обнулиться, получить энергетический заряд. Если я еду домой, то могу абстрагироваться, насладиться моментом, морем. Это очень важный момент. А там из-за того, что поток людей огромен, можно просто затеряться самому и растратить впустую всю свою энергию. Все пытаются урвать свой кусок, считают нормальным пройтись по головам. Конечно, иногда задумываешься: а не зря ли я переехал? Но все зависит от человека. Если у тебя в голове есть план и если ты готов работать, то велики шансы на успех. Тем более что всегда можно вернуться во Владивосток для зарядки. У москвичей и питерцев (по крайней мере, коренных) такой опции нет. Но во Владивостоке этот заряд тяжело использовать. Мы долгое время были закрыты, далеко находимся от центра страны. Информация до нас доходила долго и мучительно, зачастую по принципу сломанного телефона. Сейчас, конечно, ситуация совершенно другая. Наш город очень хорошо начал развиваться со стороны искусства и хореографии. Но еще не так давно это было не так.

– Если говорить о проблемах в столицах, которые получают приезжие, были ли вещи, которые тебя испугали, оставили тяжелое впечатление?

– Дело в том, что я туда ехал целеустремленно делать карьеру, а не измениться как человек. Для меня человеческие отношения намного важнее. Я не готов идти по головам. И, как показывает практика, именно те люди, которые сохранили себя, добиваются многого. Мне этот момент казался самым сложным. В большом городе люди становятся одинаковыми. Чтобы добиться какой-то цели, ты должен общаться с определенными людьми, и общаться плотно. Я, например, ни разу в своей жизни не пил алкоголя, чем горжусь. А люди искусства, с которыми зачастую приходится общаться, очень любят и практикуют совместные возлияния. Когда им отказывают, остро реагируют. Ты что, лучше меня? Даже выпить со мной не можешь? Ну и так далее. Да, это было испытание для моих трезвых убеждений.

 – Сколько стоит выжить в Питере человеку, который не имеет ничего?

– Это серьезный вопрос для любого, кто оказался там без денег и жилья, случайно. Как правило, люди переезжают осмысленно, имея определенную подушку безопасности. Если говорить в цифрах, то прожить в Питере на 30 тысяч рублей в месяц – это более чем реально. Я снимал квартиру с сестрой за 20 тысяч рублей. Еда там намного дешевле. Конечно, если хочешь ходить в рестораны, тогда этой суммы не хватит. Но если адекватно относиться к своему бюджету, то 30 тысяч вполне достаточно, чтобы жить и заниматься своим будущим. 

– Как в Питере выглядит квартира за 20 тысяч рублей? 

– Нормальная квартира со всеми удобствами. Конечно, не на Невском проспекте, но в получасе до него на автобусе. 

– О проектах, в которых ты засветился: «Танцы» на ТНТ и «Дэнс революция» на Первом канале. Ты считаешь, что это твоя заслуга или везение?

– Любое шоу – это именно шоу, а не конкурс талантов в чистом виде. Там оценивают не столько мастерство, сколько личность человека, его историю. Там могут искать не столько профессионала, сколько интересных персонажей – тех, кто абсолютно иной, кто не танцевальный, но харизматичный. А дальше – понравился он жюри или не понравился. Как правило, это субъективные решения, не основанные на конкретном мастерстве участника. 

– Какие подводные камни есть в шоу-бизнесе? Главное, это понравится жюри, продюсеру и так далее или есть там какая-то объективность? 

– Лично мое мнение, что это только шоу, и не больше. Я видел очень много крутых танцоров, которых не пропустили дальше просто потому, что удача им в этот день не улыбнулась. На «Танцах» была девочка, которая танцевала со мной в паре. Она два года жила (да и теперь живет) в Америке, танцевала хип-хоп в лучших коллективах мира. А ей на прослушивании сказали, что она не умеет это делать правильно. То есть в США, на родине хип-хопа, ее признают и считают классной, а в России ей говорят, что ей бы еще подучиться и тогда приходить. Для меня такие вещи были непонятны.

– Существует такое общее мнение, что в шоу-бизнесе все покупается. Что можно заплатить и пройти какой-то тур слепого прослушивания. Это правда?

– Я лично с таким не сталкивался, поэтому не могу сказать, так это или не так. Есть другой момент: в шоу-бизнесе тебя часто пытаются сделать кем-то, кем ты не являешься. На «Танцах» меня, например, постригли, перекрасили волосы, одели во что им хотелось. Но мне этот образ не понравился. В обычной жизни я так не выгляжу. Я хочу максимально оставаться самим собой на сцене. И мне понравилось в этом плане отношение Первого канала. Там на «Дэнс революции», наоборот, приветствовали любые попытки подчеркнуть мою личность, индивидуальность.

– Почувствовал ли ты себя после этих проектов звездой?

– Конечно, нет. Изменения произошли в количестве, а не в качестве. Стало больше интересных знакомых, друзей, увеличилось количество предложений и площадок, на которые зовут выступать, больше заказов и так далее. 

– Вопрос от наших слушателей: в начале на шоу приходят интересные самобытные танцоры, а в конце всех превращают в «Тодес», так ли это?

– Я раньше фанател по «Тодесу». Потом вырос и понял, что это не мое. Хотя с уважением к ним отношусь, у меня есть друзья, которые там работают. Я полностью согласен с мнением слушателя, что в конечном счете всех участников танцевальных шоу пытаются привести к какому-то общему знаменателю, сделать артиста на все случаи жизни. Конечно, продюсеры лучше знают, что им надо, что нравится публике и как это нужно преподнести зрителю. Но и зритель стал опытнее, культурнее, разборчивее. Он уже видит, что и как танцуют, и ему не нравится, когда из раза в раз одно и то же.

Cергей ПЕТРАЧКОВ, газета "Владивосток"