Дело Пушкарёва - серьёзный вызов для российского правосудия

Суды иногда дают общественности повод усомниться в своей объективности

13:33, 3 октября 2019 Общество
80a60bc5-9313-4189-9790-39d11be56fd3.jpg
К сожалению, суды иногда дают общественности повод усомниться в своей объективности. Свежий пример – дело Павла Устинова, доказательства невиновности которого суд первоначально даже не стал рассматривать, полностью положившись на доводы обвинения. Однако не менее яркая иллюстрация существующей проблемы – дело Игоря Пушкарёва, экс-мэра Владивостока. Это серьёзный вызов для российского правосудия, но кризис можно преодолеть, сообщает РИА VladNews со ссылкой на Право.ru.

Такие резонансные процессы, которые активно освещаются в СМИ, формируют общественное мнение. Если суд не принимает во внимание важные доказательства, охотно соглашается с гособвинением и не соблюдает принцип состязательности сторон, то публика перестаёт видеть в российском правосудии тот институт, куда можно прийти за справедливостью.

В то же время нужно признать, что в ряде случаев более высокие инстанции исправляют неправомерные решения нижестоящих судов. Так было в случае с Устиновым, когда Мосгорсуд отменил приговор Тверского районного суда. Так было в случае с Пушкарёвым: Мосгорсуд отменил аресты счетов и имущества группы компаний «Востокцемент», подконтрольной экс-мэру, а Верховный суд в строгом соответствии с принципом территориальной подсудности вернул гражданское дело Пушкарёва из Москвы в Приморье.

То есть структура судебной власти позволяет добиваться взвешенного подхода к тому или иному делу. Другой вопрос, почему суды первой инстанции позволяют себе допускать критические недочёты?

Могу допустить, что часто имеет место такой традиционный для нашей культуры момент, как почтение к власти. Человек в мантии подсознательно доверяет представителям власти, а в зале суда это сторона обвинения, и соглашается с их точкой зрения, временами игнорируя её состоятельность. И в результате отходит от соблюдения принципа состязательности и равноправия сторон в разбирательстве.

Именно это мы наблюдали в деле Игоря Пушкарёва. Известный в Приморье бизнесмен, основатель ГК «Востокцемент», крупнейшего в ДФО производителя стройматериалов, был избран мэром Владивостока в мае 2008 года. Уже став градоначальником, он продолжил контролировать свою компанию. В 2010 году ФСБ взяла Пушкарёва в разработку и на протяжении более чем пяти лет проводила разнообразные оперативно-разыскные мероприятия: от записи телефонных переговоров до обысков. В результате следователи неоднократно выносили отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Пушкарёва в связи с отсутствием состава преступления.

Однако в 2016 году уголовное дело против Пушкарёва возбудили, он был задержан. Пушкарёва обвинили в участии в незаконном предпринимательстве и превышении должностных полномочий за то, что он, будучи мэром Владивостока, продолжал заниматься своим бизнесом. В основу обвинения легли как раз результаты ОРМ: записи телефонных разговоров, электронная переписка, многочисленные показания свидетелей. Весь этот огромный массив доказательств был собран только для того, чтобы показать, что Пушкарёв вел незаконную предпринимательскую деятельность. А вот дальше случился неожиданный поворот сюжета – следствие решило переквалифицировать дело на более тяжелые статьи: взятку, коммерческий подкуп и превышение должностных полномочий.

Прямых доказательств в деле нет. Обвинение построило свою позицию на предположениях и допущениях. Все доказательства, собранные в деле, свидетельствуют об одном: взятки Пушкарёв не получал, денежные переводы со счетов контролируемого им «Востокцемента» были его доходом, получаемым за работу на собственную компанию. Поэтому вся та доказательная база, которая была собрана ФСБ против Пушкарева, теперь используется его защитой. Однако Тверской районный суд предпочёл проигнорировать доказательства защиты и переписал в приговор позицию обвинения. 

Полагаю, если бы первая инстанция рассмотрела все обстоятельства и доказательства дела и отразила их в судебном акте, беспрецедентно суровый приговор (Пушкарёв получил 15 лет строгого режима – столько, сколько и за убийство, как правило, не присуждают) вынесен бы не был. И предприниматель вполне мог рассчитывать на оправдательный приговор.

Теперь остаётся надеяться, что Мосгорсуд со всей тщательностью изучит доказательства по делу Игоря Пушкарёва и вынесет правовое решение. Основание так считать нам даёт в том числе смягчение приговора Тверского районного суда в деле Павла Устинова, адвокаты которого продолжают настаивать на полной невиновности подзащитного.

Каноническое изображение Фемиды, женщины с повязкой на глазах, весами в одной руке и опущенным остриём вниз в другой. Она с равным уважением прислушивается к аргументам сторон спора, учитывает все доводы за и против и выносит справедливое решение. Мы рассчитываем, что вердикт будет именно таковым.