Роковую страсть Мэрилин Монро и Фрэнка Синатры увидят владивостокцы

"Трагедию маленькой девочки" сыграют Янина Мелехова и Дмитрий Носков

14:52, 24 июля 2019 Интервью
76A8844BW-1024x683.jpg
Фото: предоставлено актёрами

1 августа во Владивостоке состоится мюзикл "Трагедия маленькой девочки" с Яниной Мелеховой и Дмитрием Носковым. РИА VladNews представляет интервью с актёрами. 

– Дмитрий, Янина, вы выросли в творческих семьях. Оборачиваясь назад, за что вы больше всего благодарны в своём детстве?

ЯНИНА: В первую очередь я благодарна за настоящее детство. Оно у меня было в полном понятии этого слова: родители никогда не заставляли ничего делать, зато много играли с нами.

Потом, я очень благодарна за жизнь на природе. Когда наступало лето, мы уезжали с семьёй в лес на речку, ставили палатки и могли неделю-две жить в лесу, готовить на костре. Это большая редкость. И я это вспоминаю с большой ностальгией.

А по поводу того, что они вложили в меня в плане профессии, то я считаю вполне логичным, что дети идут по стопам своих родителей. Не заостряю на этом внимания, лишь радуюсь, что не было никакого давления.

ДМИТРИЙ: Я благодарен семье за творческую атмосферу, которая царила в детстве. У нас постоянно что-то происходило. Либо домашние спектакли, либо концерты, игра в крокодила. Ну и, конечно, я благодарен папе, за то, что он вовремя заметил мою тягу к ф-но и нанял мне частного преподавателя. Даже сложно представить, как всё было сейчас, если бы он этого не сделал.

Спектакль рассказывает о последних десяти дней Мэрилин Монро. Янина, вы помните, как впервые зародилась идея этого спектакля? И почему вы выбрали именно эту трактовку развития событий?

ЯНИНА: Достаточно давно я прошла кастинг на один из мюзиклов, и в течение года шли репетиции. Там была эта же история, но с другими персонажами. Планировалось, что это будет полноценный мюзикл с большой труппой. Но спектакль не увидел свет. А мне так запала в душу эта история, что я решила на основе уже известной истории сделать камерный спектакль и играть его в джаз-клубах. Даже не предполагала, что это станет полноценной постановкой. Разумеется, моя история совсем не та, что была в том, первоначальном спектакле.

Трактовка о которой вы спрашиваете, кажется мне верой. Она строится на дневниках Мэрилин. Так, в нашем проекте появляется Джордж Джейкобс. Он, пожалуй, является  самым главным. От его лица идёт повествование всей истории. Джордж –  камердинер Фрэнка Синатра который был свидетелем всех событий.

Мало кто знает, что Синатра близко дружил с Монро, и приставил Джейкобса следить за ней. Фрэнк снял отдельный коттедж рядом со своим, чтобы пытаться контролировать Мэрилин, когда у нее начались трудные времена. Синатра как мог пытался её спасти. Но, к сожалению, не получилось. Она выбрала этот путь. Можно долго рассуждать, убийство или самоубийство. Но даже если она ушла из жизни по своей воли, то потому, что была доведена до этого состояния конкретными действиями конкретных людей.

Мэрилин Монро прекрасно понимала, на что она идёт. Она сделала выбор, зная, что ей не жить. Это я так рассматриваю эту роль, так чувствую. И думаю, что это верная трактовка её гибели.

Расскажите о режиссёре Ирине Якубовской. Как вы работали с ней над сценарием/ пьесой?

ЯНИНА: Ирина Якубовская появилась у нас, когда проект уже существовал. Правильней сказать, что автор и режиссёр спектакля я, а Ира – режиссёр-постановщик. Она появилась, когда встал вопрос о выходе проекта на большую сцену. Ведь маленькие площадки джаз-клубов – это одно, а театр – это другое. И здесь, конечно, Ира очень нам помогла. Так что работаем мы вместе.

Как изменился спектакль от первого показа и до последнего? Что вы добавили, а что убрали? Дмитрий, вы вносили что-то от себя?

ЯНИНА: Первый сценарий я написала за ночь. И постепенно он стал обрастать  подробностями, видоизменяться. С появлением в проекте Дмитрия Носкова, спектакль был очень видоизменён. Дима - человек, который знает настолько хорошо Фрэнка Синатра, который живёт его жизнью и постоянно углубляется всё больше и больше, для спектакля очень важен. Он — наша находка.

С приходом Димы изменился и музыкальный материал. Он, как более глубокий знаток Синатры, предложил использовать другие песни. Исходили из того, какое внутренние состояние было у Фрэнка, и понимая, как бы он себя повёл в этих ситуациях. О чём-то мы спорили, и до сих пор немножко спорим. Потому что сцена есть сцена.

Первые спектакли нам аккомпанировал только один пианист. Но сцена потребовала больше музыкантов. Сейчас играем с квартетом. Ждем возможности, чтобы начать работать  с полным джазовым оркестром, 17 человек, – это будет феерично. Ведь спектакль в первую очередь музыкальный, основан на песнях Фрэнка Синатры, которые грамотно вплетены в эту историю.

ДМИТРИЙ: Как справедливо заметила Янина, я привнес в спектакль дух самого Фрэнка. В силу того, что я очень хорошо знаком с историей Синатры, его бытом и всем, что с ним связано. Элементарные вещи, казалось бы, но они очень важны для достоверности. Фрэнк был непростым человеком, с достаточно сложным, но благородным характером. Большое удовольствие исполнять эту роль. Огромное спасибо Янине за оказанное доверие, надеюсь она не жалеет о выборе меня в качестве своего партнера по спектаклю.

Янина, кем Мэрилин Монро является лично для вас? Почему именно её роль вы играете так долго и, полагаю, с удовольствием? Легко ли возвращаться к образу самой красивой, но несчастной девушки?

ЯНИНА: Мой ответ заключается в вашем вопрос. Для меня она одна из самых красивых, но несчастных женщин. В моей жизни Монро появилась три года назад. Наш спектакль идет не так часто, но зато он «живой», всегда меняется. Каждый раз мы что-то добавляем, и каждый раз я играю как будто в первый раз.

Хоть у меня много работ в театре, всё же Монро -  одна из моих самых психологически сложных ролей. Особенно когда шли первые активные репетиции, и я перенимала ее манеры: становилась в чём-то несобранная, истеричная. Теперь уже, конечно, этого нет. Спектакль идёт, но нет ежедневных репетиций.

Дмитрий, как в вашей жизни появился Фрэнк Синатра? Чем он, как персонаж, вам близок? Изучая его отношения с Монро вы открыли его для себя с новой стороны?

ДМИТРИЙ: Он появился совершенно случайно. В 2008 году я писал музыку для фильма «Любовь-морковь 2». В качестве временного трека, в монтаже, была композиция Фрэнка Let it snow. Я в очередной раз восхитился его голосом, оркестровкой композиции. И решил повнимательнее познакомиться с его творчеством. Так, в мою машину попали 10 альбомов. И тут я влюбился, буквально. 5 лет я слушал его взахлеб, то есть не слушал больше ничего. Потом я решил, что хочу не только слушать его, но и выглядеть как он. Начал покупать себе костюмы, шить шляпы на заказ. Нашел духи, которые он носил в 40-е годы. И как следствие, попробовал петь. Естественно, началось все с караоке. И когда мне начали делать комплименты другие посетители – сначала десерт, потом начали предлагать деньги, чтобы я спел в VIP кабине, я подумал, что надо заняться этим всерьез. Пошел к педагогу по вокалу. Начал ходить на джазовые джемы. И по реакции публики, я понял, что у меня неплохо получается. Изучал историю Фрэнка, и понял, что он мне действительно очень близок по духу. В первую очередь своим отношением к жизни. Он был огромный жизнелюб. Даже кутила, если хотите. Я придерживаюсь похожих принципов. Несмотря на то, что очень дисциплинированный человек. Я очень люблю отдыхать и мне кажется умею это делать.

Но, в первую очередь, это подход к профессии. Фрэнк очень внимательно относился к каждому слову, в каждой песне, которые он исполнял. Мне это очень близко. Я считаю что, если что-то делаешь, надо делать это на все 100 процентов. Иначе нет никакого смысла.

Если говорить про отношения Фрэнка с Монро, то зная его историю, с уверенностью могу сказать, что он и тут себе не изменял. Фрэнк всегда был очень внимателен к близким людям. Он очень сложно пускал людей в свой круг, но если ты туда зашел, ты будешь «в шоколаде». Так было и с Мэрилин. Она была его другом, в первую очередь и только потом любовницей. История, которую мы рассказываем в спектакле, лишний раз показывает, что друг – это важно. Он сделал всё что мог. Но, увы, этого оказалось недостаточно.

Готовясь к роли, вы, наверное, пересмотрели много материала. Какая книга и фильм вам понравились больше всего о Мэрилин Монро?

ЯНИНА: Разумеется, я пересмотрела фильмы с её участием. Прочитала книги про Мэрилин Монро.  Что-то выискивала в интернете. Смотрела кадры видео хроники. И сейчас до сих пор перед спектаклем вдохновляюсь, но в основном по фотографиям. Смотрю на них и будто перевоплощаюсь в Мэрилин.

Ещё один интересный факт работы над этой ролью: мне была понятна Монро «пупу-пиду», та, которую мы с вами знаем. Но не было понятно, как играть драматические сцены, в которых важно не потерять её легкость, выдавая «тяжелые» монологи.

Я, Янина Мелехова, совершенно другая, у меня низкий тембр голоса, иная психика. На первых репетициях чувствовала, что у меня получается не то. Что же делать? И пришло осознание:  надо мыслить на английском языке. Когда мы говорим по-русски, интонационно каждое предложение идет вниз, а на английском - наверх. Сравните вопрос «Что» и  «what?» – где звук поднимается вверх. Я стала тренироваться говорить по-русски, но с интонационными нотками английского. И сразу всё стало на свои места. То есть, осталась её лёгкость, но появился нужный правильный драматизм, который присутствовал в жизни Монро. Её трагедия очень глубокая, что свойственно и русскому народу.

Дмитрий, расскажите о вашей работе над музыкой к спектаклю. Что услышат зрители, если закроют глаза? Будут ли ваши авторские композиции, если да, то чем вы вдохновились на их создание?

ДМИТРИЙ: В спектакле используются песни Фрэнка Синатры и Мэрилин Монро. Специально написанной музыки нет. На мой взгляд было бы неправильно добавлять что-то. У Фрэнка такой богатый музыкальный багаж – петь, не перепеть. Каждая песня интегрирована в историю и идеально выполняет свою функцию. Я бы с удовольствием добавил еще песен, но тогда это уже получится концерт, а не спектакль.

Янина, для спектакля вы сами сшили платье из 6000 камней, потратив на это 1,5 месяца. Вы привезёте его во Владивосток, и какой ещё эксклюзивный реквизит мы увидим на сцене?

ЯНИНА: Да, действительно  я специально сделала копию платья в котором Мэрилин Монро пела Президенту. Вычитала, что у нее было 6000 камней, и решила сделать так же. Но это не единственный эксклюзивный наряд в нашем спектакле. Будет еще одно  платье, которое я сшила. А также удивительная вещь – купальник. Недавно я нашла на одном из блошиных рынков винтажный купальник 50х годов. Модельер - Олег Кассини, который одевал Монро. Если посмотреть фото в интернете, можно увидеть, что у нее был точно такой же, только другого цвета. Допускаю, что и мой держала в руках сама Мэрилин. Я приобрела его не так давно, и один раз только успела надеть на спектакль. Можно сказать, что это ещё одна премьера, которую вам удастся увидеть.

Сколько времени у вас уходит на грим? Этим занимается гримёр или вы делаете это самостоятельно?

ЯНИНА: Грим я делаю сама не только в этом спектакле, а во многих проектах, где играю.  Мне нравится это. Плюс, когда ты делаешь такую мелкую работу, сосредотачиваешься, это помогает войти в роль. Справляюсь где-то за полчаса. Мы сами настраиваем аппаратуру, готовим зал, поэтому на всякие «женские штучки» времени остается мало. Да и я уже поднаторела делать грим Монро. Мне удается быстро стать на нее похожей, тогда как в жизни мы совершенно разные.

Чего зрителю стоит ждать от увиденного? Какие чувства вы надеетесь затронуть?

ЯНИНА: Люблю спектакли, которые трогают, вызывают эмоции: смех, слёзы, да хоть возмущение. Чаще всего после нашего спектакля люди немного шокированы и задают вопрос: «Действительно было так? А мы представляли совсем по-другому».

Мы на самом деле показываем жизнь звёзд на примере Мэрилин Монро и Фрэнка Синатры. То, что происходит за кулисами, – неведомо зрителю. Все привыкли видеть артиста цветущим, пахнущим, с хорошим настроением. И не дай бог он на сцене будет выглядеть другим, его сразу забросают камнями. Но жизненные обстоятельства бывают разные. И не так легко быть артистом. Спектакль в том числе и об этом. Он не только о Монро и Синатре. На их примере показана непростая жизнь артистов. Как бы тяжело не было, мы выходим на сцену — и улыбаемся.